Андерс Самуэльсен чокнулся рюмкой водки со своим российским коллегой, диалогу было суждено коснуться гораздо большего, чем только Арктика. Наверняка это было почти то, чего президент Путин хотел от встречи в Архангельске.


Это была одна из наиболее своеобразных встреч в истории современной большой политики, когда Владимир Путин в четверг принял участие в завершении двухдневного Арктического форума в северорусском городе Архангельске у Белого моря. Возможно, тут более уместным было бы сказать «почти большой политики», потому что на встрече не было лидеров двух других сверхдержав, чье участие в мероприятиях на международной арене обычно придает им особый вес.


Но вот те, кто вместе сидел на сцене Архангельского драматического театра, названного в честь Михаила Ломоносова, уроженца здешних мест, русского ученого, жившего в XVIII веке, открывшего атмосферу вокруг Венеры:


Президент России. Его коллега Гудни Йоханенессон из Исландии, входящей в НАТО. Саули Нийнистё, президент не входящей ни в один военный альянс Финляндии, имеющей протяженную границу с Россией. И еще модератор, хозяин студии Джефф Катмор (Geoff Cutmor) из бюро телекомпании CNBC в Лондоне.


Рыба, космонавтика и протесты


Состоялась дискуссия, продолжавшаяся час и сорок пять минут. Помимо таких ожидавшихся тем, как Арктика, диалог, сотрудничество, изменения климата и новые транспортные возможности, были затронуты также и вопросы об Украине, российском вмешательстве в президентские выборы в США, месте первой встречи на высшем уровне между Путиным и Трампом, истребителях с транспондерами и без, международном праве, ИГИЛ (террористическая организация, запрещена в России, — прим. ред.), Рональде Рейгане, космонавтике, а также и масштабных демонстрации против коррупции среди представителей путинского режима, прокатившихся в воскресенье по всей России. Помимо прочих.


Таким образом, заключительное заседание стало весьма знаковым для форума, который назывался «Арктика — территория диалога», и включал в себя ряд семинаров, посвященных Крайнему Северу, но речь на котором шла о гораздо большем.


О России, которая в дипломатическом плане вновь стала актуальна после начала кризиса на Украине. О скандинавских странах, которые после трехлетнего перерыва вновь направляют политиков высшего эшелона в Россию. О попытках Запада расщепить отношения с Россией на ряд не связанных друг с другом составных частей, или «разделить» его, и попытках России противостоять этому.


Водка и шутки


Когда министр иностранных дел Андерс Самуэльсен («Либеральный альянс»), министр иностранных дел Норвегии Бёрге Бренде и министр иностранных дел Исландии Гудлаугур Тордарсон в среду вечером встретились со своим российским коллегой Сергеем Лавровым за трехчасовым ужином в Архангельске, речь тоже шла не только об Арктике, но и о гораздо большем. Об Украине, Сирии, Ливии, Западных Балканах, новом руководстве США и демонстрантах и демократических правах в России.


Происходило это в Архангельске, немного южнее Полярного круга, и стало символом своеобразного положения региона как оазиса сотрудничества, но, если говорить о темах, происходить это могло, где угодно.


О встрече с Лавровым Андерс Самуэльсен рассказал, что разговор был прямым и что участники встречи чокались водкой и шутили. И заключительное мероприятие форума также было довольно веселым, например, когда Йоханнессон заметил, что трудно было бы найти двух более непохожих президентов, сидящих рядом: он сам — глава государства на маленьком острове в Северной Атлантике, не имеющего собственной армии. А Путин стоит во главе военной супердержавы, обладающей самой большой территорией в мире.


«Правда, футбольная команда у нас лучше будет, уж извините», — заявил исландский президент, чем вызвал у Путина улыбку.


Непосредственно перед этим слово взял президент Финляндии, чтобы ответить на вопрос модератора о том, как увязать арктический диалог с растущей политической и военной напряженностью.


«Я не согласен с тем, что напряженность растет. В Европе мы особенно видим, что необходимость диалога становится все очевиднее. Я вижу, что многие из моих коллег по ЕС сейчас посещают Москву, даже шведский министр иностранных дел. Это не напряженность, это делается для того, чтобы избежать напряженности», — заявил Нийнистё и добавил, что большой вопрос, ответ на который неизвестен, заключается в том, какими будут отношения между Россией и США.


Вы говорите «Буш», я говорю «Рейган»


«Но если мы чувствуем, что напряженность существует, есть ли лучше место, чем холодная Арктика, чтобы снять эту напряженность? Здесь все мигом охладятся», — сказал финский президент.


Путин прервал аплодисменты зала, одобрительно заявив:


«И это нам говорят горячие финны. Следует прислушаться к их советам».


После чего Йоханнессон заверил, что как Исландия, так и Финляндия «очень крутые» (игра слов, — прим.ред.).


Но вскоре разговор вновь стал серьезным.


Гудни Йоханнессон сказал, явно имея в виду захват Россией Крыма, что Исландия «может существовать как независимое государство только потому, что в XX и XXI веке стали больше уважать международное право». А после того, как Путин ранее ответил на вопрос модератора о том, вмешивалась ли Россия в ход американской предвыборной кампании, неполной цитатой из Джорджа Буша-старшего, сказавшего в 1988 году: «Читайте по губам: Нет», исландский президент парировал российской поговоркой, которая стала известна годом ранее благодаря Рональду Рейгану: «Доверяй, но проверяй».


Потом настал черед Путина, когда модератору захотелось узнать, как то, что новый американский министр обороны Джеймс Мэттис назвал «агрессивными шагами» в Арктике, помогает уменьшить напряженность.


«Что… Вы… имеете в виду?..» — ответил Путин медленно и немного хрипло. «Наше агрессивное поведение?»


Джеффу Катмору пришлось повторить вопрос, и Путин сухо ответил, что Россия развивает свои вооруженные силы и свою военную мощь на российской земле, на что имеет право как и любое другое арктическое государство.


«Наши шаги имеют локальный характер, в то время как их шаги в Арктике носят характер глобальный», — сказал Путин, сославшись на американскую систему противоракетной обороны, которую Россия считает угрозой своему ядерному сдерживанию.


Кроме того, добавил Путин, новые российские объекты в Арктике могут быть использованы не только в военных целях, но и в связи с, например, разливами нефти и в помощь российским ученым, ведущим исследования в Арктике.


Вполне ожидаемо для Путина


Когда модератор поинтересовался реакцией на требование ЕС освободить лидера оппозиции Алексея Навального, который отбывает 15 суток за организацию массовых демонстраций, состоявшихся в России в воскресенье, Путин ответил, что Европе следовало бы больше интересоваться тем, как полиция применяет насилие по отношению к демонстрантам в Париже.


«Бороться против коррупции — дело хорошее, но это не должно использоваться в целях самораскрутки», — сказал Путин, имея в виду Навального, в своем первом комментарии к вопросу о протестах.


По окончании форума Андерс Самуэльсен заметил, что Катмор как модератор явно не мог упустить шанс поговорить не только об Арктике.


«Не думаю, что это стало неожиданностью для Путина», — сказал датский министр иностранных дел.


Андерс Самуэльсен не стал спешить и подписываться под словами президента Финляндии о том, что сейчас речь идет об активизации диалога, а не усилении напряженности.


«Когда люди встречаются, тогда идет диалог, и это получает огласку. Но это не означает, что мы завтра решим проблему Украины. Там конфликт еще будет продолжаться. Но это очень хорошо иллюстрирует то, что одно не исключает другое», — заявил он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.