Информационный телеканал RT News сообщает, что теракт, произошедший в понедельник в санкт-петербургском метро, был делом рук выходца из Киргизии с российским гражданством. Судя по фотографиям, он, похоже, является исламским боевиком.


Нечасто поступают новости из Киргизии, небольшого центрально-азиатского исламского государства, расположенного между тремя гигантами — Китаем, Россией и Казахстаном. Она является одним из крупнейших производителей золота, и ее зеленые плодородные долины идеально подходят для сельского хозяйства, которое страна пытается развивать. В последний раз о Киргизии сообщали в новостях, когда один из граждан этой страны совершил теракт в ночном клубе в турецком Стамбуле накануне Нового года, приведший к многочисленным жертвам.


И вот они вернулись.


Это очень плохая новость, поскольку терроризм, как правило, порождает другой терроризм, способствует совершению новых терактов, и это может означать, что террористическая организация ИГИЛ (запрещенная в РФ организация — прим. ред.), которая взяла на себя ответственность за теракт в Санкт-Петербурге, проникла в его общество.


А вот еще одна причина того, что это плохо: этот теракт заставляет задуматься о том, может ли Россия быть полезной в качестве партнера Запада в войне против ИГИЛ. Президент Владимир Путин высказывается о террористах в самой жесткой форме и при наличии возможности способен нанести по ним серьезный удар. Но поскольку россияне боятся любой войны (они все знают, как плохо относятся к их солдатам после войны; в стране нет социальной сети для участников военных действий, получивших ранения), вполне возможно, что в этом общественность Путина не поддержит.


Следовательно, Россия может оказаться слишком слабым союзником в борьбе с ИГИЛ, несмотря на национальные интересы этой страны, как культурного хранителя православия, ее географическую близость к территориям на Ближнем Востоке, на которых находится основная масса террористов, и ее громкую репутацию страны, беспощадной к злодеям. Возможно, русские попросту не смогут это делать, учитывая проблемы, возникающие в странах, известных, как «ближнее зарубежье» — в заброшенных центрально-азиатских государствах, расположенных вдоль значительной части российской южной границы. В этих странах намечаются серьезные проблемы.


Они — первая жертва этой ситуации. Границы России — по большей части неохраняемые, и в этой стране самое большое число нелегальных иммигрантов за пределами США (надо же! на самом деле, эта страна — не такая плохая, какой ее изображают правозащитные организации; по данным Всемирного банка, ее рейтинги в отношении экономической свободы довольно высоки). И еще Россия является крупным перевалочным пунктом для мигрантов, направляющихся в Европу через Мурманск и Санкт-Петербург. Так что новая проблема террористической угрозы, связанная с Киргизией — это не только проблема для них самих; скорее, она может распространиться на территорию Западной Европы. Вполне возможно, что они не смогут быть полезными.


В Киргизии и в соседнем Казахстане отмечается внезапный подъем фундаментализма. За лето произошло несколько внутренних инцидентов, явно сочетавших в себе элементы государственного переворота и терроризма, хотя власти России и Казахстана не приняли их всерьез, пренебрежительно назвав межплеменными конфликтами. Соседний Узбекистан производит впечатление более стабильного государства (это густонаселенная страна, которая ведет свое начало еще со времен царской империи, поэтому она похожа на сформировавшееся обособленное государство), и фундаменталистская зараза в нее пока не проникла. Но другие страны превращаются в проблемные очаги. К тому же Киргизия расположена довольно близко к Синьцзян-Уйгурскому автономному району, где исламский фундаментализм является растущей проблемой и вызывает в Китае глубокую обеспокоенность.


Казахстан (который телеканал RT в своем сообщении называет основным потенциальным «поставщиком» подозрительных лиц) является характерной и показательной страной. Дело в том, что там произошла девальвация национальной валюты, что стало пугающим дестабилизирующим фактором для тех, кто вынужден жить в этой стране, поскольку она ведет к росту цен и «съедает» сбережения. Это было сделано при помощи государственной политики, чему, вероятно, потворствовала Россия — об этом шла речь во время состоявшегося летом прошлого года разговора с экономистом из Университета Джона Хопкинса Стивом Ханке (Steve Hanke), который я помню в общих чертах — поскольку это позволило Казахстану удержаться на плаву на мировом урановом рынке со своей твердой валютой и продавать уран (в том числе, и наш), благодаря грязной сделке Хиллари Клинтон. Это было в планах с 2009 года, и Ханке знал из первых рук о том, что Казахстан изначально стремился стабилизировать свою валюту.


Слабая казахстанская валюта сбила мировые цены на урановое сырье (Казахстан — это «урановая» Саудовская Аравия), в результате легальные производители в Австралии, Канаде и США лишились возможности оставаться в бизнесе. В итоге у США осталась только пара действующих урановых рудников, что вызывает тревогу у некоторых из моих источников в Министерстве энергетики. В похожем крайне незавидном положении находится и Австралия. Положение канадцев, которые контролируют очень крупные компании вроде Cameco, — получше, но они тоже пострадали.


Девальвация казахстанской валюты, обрушившей цены на уран, от которого зависит все атомная энергетика и производство ядерного оружия — такова была стратегия захвата контроля над этой отраслью. Она сработала, но теперь мы столкнулись с проблемой мусульманского фундаментализма — в этой стране и в Киргизии, которая также пострадала от страшной девальвации как небольшая страна, экономика которой завязана на России и Китае. А они пережили девальвацию в прошедшие годы. Киргизия отчаянно пытается стабилизировать свою валюту, что, по всей видимости, ей удается лишь частично. Не способствует этому и то, что эта страна является крупным «экспортером» легальных и нелегальных иммигрантов (один миллион человек), и зависит от денежных переводов, которые, по мнению Всемирного банка, являются основной причиной недостаточного развития страны. Но этой стране надо отдать должное — она пытается.


Наверное, девальвация валюты важна для того, чтобы монополизировать рынок стратегических национальных ресурсов, но из-за нее в стране страдают все и вся.


Теперь это выплескивается за пределы страны и проникает через границы России, а возможно, и еще дальше. При отсутствии жесткого режима, основанного на рыночной экономике (для создания которого способностей у Ханке было бы более чем достаточно), теракты в Санкт-Петербурге лишь демонстрируют постепенно усугубляющиеся проблемы, возникшие у России из-за стран ее ближнего зарубежья. А проблемы эти могут негативно сказаться на ее способности бороться с терроризмом за пределами своих границ с тем, чтобы помешать его распространению.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.