За последние двадцать лет миллионы гастарбайтеров из Средней Азии стали частью жизни крупных российских городов. Однако Москва по-прежнему взирает на граждан соседних государств с позиции колониального правителя, как заявляют эксперты. Совершенный в понедельник в Санкт-Петербурге террористический акт, следы которого ведут в Среднюю Азию, привлек внимание к этой игнорируемой проблеме.


Все как под копирку — только с разрывом во времени в несколько десятков лет. Советский Союз был наследником Российской империи, которая отличалась от европейских колониальных империй тем, что ее колонии не находились за морем на других континентах — в 19 веке Россия присоединяла их к своей терриории.


Даже после распада СССР Средняя Азия, имеющая древнюю культуру крупных государственных образований, порвала связи с Россией лишь частично. «Москва до сих пор взирает на среднеазиатские республики с точки зрения бывшего колониального правителя», — говорит Вацлав Лидл, аналитик из Ассоциации по международным вопросам.


В течение последних 15 лет в Россию, как и в Западную Европу, приехали в поисках работы миллионы переселенцев из «бывших колоний». Ведь по сравнению со Средней Азией Россия была богатой процветающей страной.


«В России работает большое количество мужчин из некоторых беднейших государств Средней Азии», — отмечает Ян Шир, специалист по постсоветскому пространству из Карлова университета. Многие гастарбайтеры без труда получают российское гражданство. Например, Киргизии, откуда родом вероятный исполнитель теракта в Санкт-Петербурге, удалось договориться об упрощенном режиме для своих граждан.


Однако еще сотни тысяч и миллионы людей из Средней Азии проживают в России нелегально, и никто точно не знает, сколько их. Граница России со Средней Азией по сути не охраняется, и если случайно нелегального мигранта задерживает полиция, проблема решается взяткой.


Рабочие на стройке и поварихи


Но именно от мусульманских гастарбайтеров (по официальным данным на конец прошлого года, их было около семи — восьми миллионов) некоторые отрасли российской экономики настолько зависимы, что им без мигрантов просто не обойтись.


«Таджик в современной России — это синоним дешевого и, как правило, нелегально трудоустроенного рабочего на стройке. В 90-е годы в Чехии так было с украинцами», — рассказывает аналитик Вацлав Лидл. «Помощницы на кухне, водители грузовиков и такси — все они в современной Москве или Санкт-Петербурге из Средней Азии», — добавляет Ян Шир.


Российская журналистка Елизавета Осетинская, которая сейчас работает в Стэнфордском университете в США, сравнивает позицию Средней Азии для России к Мексике для США. «Миллионам мигрантов из Средней Азии, легальных и нелегальных, подвергаются в России всем видам дискриминации, сталкиваются с проявлениями ненависти и злоупотреблениями», — утверждает Осетинская.


Но, по мнению Шира, сравнение с христианами из Мексики во многом неоправданно, в том числе из-за мусульманской веры мигрантов. Она все усложняет. С одной стороны, еще в 90-е годы в Средней Азии существовали территории, контролируемые радикальными исламистами. С другой стороны, многие выходцы из Средней Азии не слишком набожны. «Я недавно был в Узбекистане, и там в порядке вещей, когда мужчина-мусульманин пьет водку. А первую стопку вместе с нами выпила и его жена», — приводит пример из жизни Вацлав Лидл.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.