Из множества самых разных реакций на ракетный удар США против армии режима сирийского диктатора Башара аль-Асада наибольшее внимание внешнеполитических наблюдателей привлекла реакция России.


Проще говоря, если не считать самих сирийцев, то Сирия имеет для Кремля большее значение, чем для кого-либо другого.


«Россия не может допустить ничего, что способно понизить ее статус в Сирии и в регионе», — считает Майкл Белл (Michael Bell), бывший посол Канады в Иорданию и Израиль, а ныне профессор политологии в университете Виндзора.


Пока американские чиновники обсуждали перспективы продления экономических санкций и выдвигали предположения о возможной причастности России к химической атаке против мирных сирийцев, российский ракетный фрегат «Адмирал Григорович» в субботу, 8 апреля, вошел в Средиземное море в рамках того, что российские государственные СМИ назвали рутинным перемещением.


Как говорит Эллиот Теппер (Elliot Tepper), почетный профессор Школы международных отношений имени Нормана Патерсона при Карлтонском университете, «русские хотят принимать решения, и, с их точки зрения, они будут принимать решения… Теперь мы столкнулись с вероятностью — я подчеркивают, вероятностью — того, что Россия может пойти на эскалацию конфликта».


Почему Сирия имеет такое большое значение для президента России Владимира Путина?


Внутренняя политика в России


Политика любой страны всегда так или иначе направлена на ее народ, и популярность г-на Путина внутри России является одной из целей той политической доктрины, которой отчасти воспользовался г-н Трамп: снова сделаем Россию великой.


Экономика России сильно пострадала в результате падения мировых цен на нефть. Сейчас в России снова набирают мощь протестные движения.


Демонстрация военной мощи России может в определенной мере успокоить недовольное население, в чем г-н Путин убедился в ходе своих кампаний на Украине и в других странах.


«Очевидно, что та роль активиста, которую Путин играет на Ближнем Востоке, приносит ему пользу на внутриполитической арене», — говорит г-н Белл.


Также ни для кого не секрет, что г-н Путин и его разведывательные службы ищут возможности для того, чтобы ограничить влияние США и ослабить НАТО.


По вполне понятным причинам г-н Путин считает Сирию подходящим местом для проверки степени решимости Запада, потому что в последний раз, когда такое случилось, Запад не оправдал надежд.


Силовая политика на Ближнем Востоке


Это очень сложный регион мира, а Сирия является самой сложной страной этого региона: там проживает множество различных племен и религиозных групп.


После того как Сирия превратилась в недееспособное государство, на значительной части территории страны образовался вакуум власти, который чаще всего заполняли боевики «Исламского государства» (террористическая группировка, запрещенная на территории РФ, — прим. ред.) и их союзники.


Другой вакуум, образовавшийся во многом из-за нежелания США вмешиваться в сирийский конфликт в 2013 году при президенте Бараке Обаме, быстро заполнила Россия.


Сейчас Россия является главной движущей силой в регионе. Однако ее влияние не вечно.


«Даже если США отреагировали излишне эмоционально, это не умаляет последствия того, что только что произошло, — говорит г-н Белл. — Это заставит другие страны преодолеть оставшееся после Обамы нежелание вмешиваться».


В рамках более масштабного межконфессионального конфликта в исламском мире, конфликта между суннитами и шиитами, Россия нашла общий язык с Ираном, самой мощной шиитской страной в регионе с 1980-х годов. В сирийской гражданской войне в основном суннитские повстанцы выступают против дружественного шиитам режима.


В мусульманском мире и в Сирии суннитов намного больше, чем шиитов, и режим Асада является частью «оси сопротивления», в которую также входят шиитские лидеры Ирана, Ирака и ливанской экстремистской группировки Хезболла. На другой стороне находятся Саудовская Аравия, Египет и их союзники.


«То, что начиналось как восстание против диктатора в рамках арабской весны, переросло в гражданскую войну, которая превратилась в опосредованный конфликт между суннитами и шиитами и в которую теперь вмешались крупные державы», — отметил г-н Теппер.


Он продолжил: «Происходящее имеет чрезвычайно большое значение. Мы становимся свидетелями феноменального краха системы национальных государств, сложившейся после Первой мировой войны на Ближнем Востоке».


Местоположение


География Сирии имеет большое значение.


Военная база в портовом городе Тартус, созданная в период холодной войны, обеспечивает Россию выходом в Средиземное море, что крайне важно как с торговой, так и с военной точки зрения.


Ранее в этом году г-н Асад заключил договор, согласно которому база российского флота в Тартусе будет расширена и модернизирована, чтобы там можно было разместить крупные корабли, включая авианосцы.


Недалеко от города Латакия у России есть военно-воздушная база, которую в 2015 году выстроили практически с нуля и на которой сейчас находится около тысячи российских военных.


Сирия также предоставляет Ирану его единственный выход в Средиземное море.


Важность природного газа


Трубопроводы тоже являются важным фактором в Сирии.


Крупнейшее месторождение природного газа находится под Персидским заливом, и его между собой делят Иран и Катар, который установил тесные связи с Евросоюзом.


Катар, Саудовская Аравия и Турция хотят построить трубопровод, однако он обязательно должен проходить через Сирию.


Г-н Асад и его иранские и российские союзники предлагают свой вариант маршрута трубопровода.


Учитывая то, что за шесть лет гражданской войны от экономики Сирии уже ничего не осталось, добыча энергоресурсов кажется весьма привлекательным вариантом тем, кто хочет восстановить страну.


Две недели назад Россия и Иран провели переговоры на высоком уровне по вопросу об укреплении связей в области энергетики.


Как отметил эксперт по Ближнему Востоку Милад Джокар (Milad Jokar) в своей недавно опубликованной статье, «потребности Европы в газе очень высоки, и четверть этого газа поступает из России».


Нет необходимости говорить о том, что российский газовый гигант «Газпром» тесно связан с г-ном Путиным.


В политическом и экономическом смысле Россия заинтересована в том, чтобы поддерживать статус-кво, то есть режим ее союзника г-на Асада, который принадлежит к секте алавитов и который удержался во власти в основном благодаря поддержке христианского и друзского меньшинств.


«Россия поддерживает не столько семью г-на Асада, сколько такой тип режима, — считает г-н Белл. — Россия не может допустить падения этого режима, но она также не хочет вступать в конфронтацию с американцами».


Следующий шаг России


По мнению г-на Белла, главный вопрос для России сейчас заключается в том, чтобы определить, в каких еще обстоятельствах США могут снова захотеть вмешаться.


Непредсказуемость администрации Трампа всерьез усложняет ситуацию. Был ли это единичный шаг? Является ли он свидетельством изменений в политике или же только в отношении?


В любом случае Сирия остается очень сложной загадкой, которую очень трудно разгадать, руководствуясь только западными установками.


«Она похожа на плотную сеть, которую невозможно распутать, — добавляет г-н Белл. — И чем дальше, тем больше эта сеть запутывается».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.