Вашингтон. — Госсекретарь Рекс Тиллерсон накануне своего первого дипломатического визита в Москву занял жесткую позицию против России. Он заявил, что Москва оказалась «некомпетентной», позволив Сирии сохранить запасы химического оружия, а также обвинил Россию в попытках повлиять на выборы в Европе с применением тех же методов, что и в США.


Эти заявления Тиллерсон сделал во время показанного в воскресенье интервью. Его высказывания по поводу российского государства оказались намного критичнее публичных заявлений президента Трампа, который со своими доводами в пользу улучшения связей с Россией остается во все большем одиночестве. Возникло впечатление, что это совпадает с ожиданиями Тиллерсона, о которых он неофициально рассказывал своим помощникам и членам конгресса. По его словам, отношения недоверия, трения и взаимные попытки подорвать влияние друг друга уже возвращаются  к норме.


«Это было неизбежно, — сказал Филип Гордон (Philip H. Gordon), ранее занимавший должность координатора Совета национальной безопасности по Ближнему Востоку, а ныне работающий в Совете по международным отношениям (Council on Foreign Relations). — Ранние инициативы Трампа, направленные на формирование дружественных отношений, были несовместимы с нашими интересами, и все знали, что это закончится слезами». Поведение России не изменилось, добавил Гордон, отметив при этом, что русские «используют всевозможные средства для проникновения на Ближний Восток и в Европу — кибернетические атаки, экономические схемы, запугивание».


Тиллерсон ясно дал понять, что он согласен с такой точкой зрения, несмотря на неоднократные заявления Трампа и выводы американских спецслужб об отсутствии доказательств российского вмешательства в прошлогодние выборы. Это вмешательство, заявил Тиллерсон в программе АВС This Week, «ослабляет надежды на улучшение отношений не только в США; совершенно очевидно, что они используют аналогичную тактику вмешательства в избирательные процессы по всей Европе».


Из-за таких жестких заявлений Тиллерсону будет чрезвычайно трудно выполнить свои задачи, когда он прибудет во вторник в Москву в качестве высокопоставленного руководителя из администрации Трампа. При встречах с министром иностранных дел Сергеем Лавровым и с президентом Владимиром Путиным, если таковые состоятся (пока непонятно, были ли эти встречи организованы и запланированы), он должен выступить с резким предостережением; но ему также необходимо найти способ для совместного продвижения вперед в борьбе против «Исламского государства» (запрещенная в России организация — прим. пер.), а затем и для решения вопроса о судьбе сирийского президента Башара аль-Асада.


Однако, когда Тиллерсон перед поездкой в Москву приехал в Италию на встречу с министрами иностранных дел, администрация подала ряд противоречивых сигналов о своей политике в отношении Сирии и о том, в какой степени она считает ответственной за продолжающееся насилие покровительницу Дамаска Россию.


Тиллерсон и новый советник по национальной безопасности генерал-лейтенант Герберт Макмастер (Herbert McMaster), выступая в программе Fox News Sunday, заявили, что нанесенный на прошлой неделе по сирийской авиабазе американский удар был предназначен исключительно для того, чтобы предотвратить химические атаки в будущем, но не с целью дестабилизации и свержения правительства Асада.


«В этом ударе важно не то, что его предназначение — лишить сирийский режим возможности совершать массовые убийства собственного народа, — сказал генерал Макмастер, являющийся новичком на этой воскресной телепередаче. — Это очень мощный сигнал Асаду и его спонсорам о том, что Соединенные Штаты не могут безучастно наблюдать, как он убивает ни в чем не повинных мирных граждан».


Ни Тиллерсон, ни Макмастер не хотят предпринимать дальнейшие военные акции в Сирии, даже если Асад продолжит убивать гражданское население обычным оружием, а не химическим, которое вынудило Трампа изменить свою точку зрения на вмешательство. Тиллерсон подчеркнул, что главным приоритетом по-прежнему остается разгром «Исламского государства». Лишь после этого, заявил госсекретарь, он займется процессом прекращения огня, который должен привести к выборам, чтобы «сирийский народ мог решить судьбу Асада».


Однако американская представительница в ООН Никки Хейли заявила, что пока Асад находится у власти, у этого процесса нет шансов. «Мы знаем, что никаких вариантов политического урегулирования не будет, пока во главе режима находится Асад, — заявила Хейли, выступая на CNN. — Если посмотреть на его действия, если посмотреть на ситуацию, трудно понять, как это государство при Асаде может быть мирным и стабильным».


Это заявление резко противоречит не только высказываниям Тиллерсона, но и тем ремаркам, которые Хейли сделала всего неделю тому назад, до осуществления Асадом химической атаки против гражданского населения. Тогда она сказала, что уход Асада с поста не является дипломатическим приоритетом для США.


Тем не менее, общая атмосфера подозрительности и осуждение России за ее действия в Сирии указывает на то, что главные советники Трампа по национальной безопасности подталкивают его к проведению более традиционной политики в отношении России. Когда Тиллерсон был главой Exxon Mobil, Путин вручил ему орден Дружбы, и он прекрасно понимает, что данный факт и его связи с Россией вызывают сильные подозрения. Поэтому нынешний госсекретарь активнее всех в американской администрации пытается дистанцироваться от российского лидера.


В последние дни проблем стало только больше. Русские, разозлившись из-за удара по авиабазе, пригрозили отключить линию связи, по которой российские и американские военные уведомляли друг друга о своих воздушных вылетах в Сирии. Эта атака заставила Путина еще больше сблизиться с Асадом, хотя это вполне может противоречить его желаниям.


Хейли, которая как и Тиллерсон, является новичком в дипломатии, видимо сделала вывод, что жесткая линия в отношении России является самым безопасным курсом. Поражает контраст между ее высказываниями и теплыми словами Трампа о Путине, которые звучали в ходе предвыборной кампании, а также его отказом признать российское вмешательство в президентские выборы 2016 года.


Очень трудно разобраться в том, какую политику в отношении Сирии проводит администрация Трампа. Тиллерсон во время своего первого появления на телевидении после прихода на пост госсекретаря назвал две разные стратегические цели: остановить химические атаки и провести переговоры о прекращении огня. Вместе с тем, он ясно дал понять, что не намерен поддерживать военную интервенцию с целью свержения Асада. А это говорит о том, что пока диктатор использует для уничтожения собственного народа обычные средства, скажем бочковые бомбы, а не зарин, Соединенные Штаты будут держаться в стороне.


«Я думаю, Соединенные Штаты и наши союзники хотят дать возможность сирийскому народу самому принять решение» о судьбе Асада, заявил Тиллерсон, выступая в передаче CBS Face the Nation. То же самое очень часто говорил его предшественник из администрации Обамы Джон Керри. «Знаете, все мы видели, какой бывает насильственная смена режима, скажем, в Ливии, и какой в результате этого может возникнуть хаос», — отметил госсекретарь.


Эти заявления указывают на то, что у Трампа пока нет генеральной стратегии по Сирии. Опытные эксперты по Ближнему Востоку отмечают, что это даже хорошо.


«Я, например, рад тому, что у него нет хорошо продуманной стратегии по Сирии, так как если бы она была, Трамп мог превратно ее понять и неправильно осуществить», — сказал один из самых опытных американских дипломатов и специалистов по ближневосточному региону Райан Крокер (Ryan C. Crocker), работающий деканом факультета государственного управления и государственной службы имени Буша в Техасском сельскохозяйственном университете.


«Слишком много переменных величин, слишком много неизвестных», — заявил он. Среди них расчет американских союзников, включая Саудовскую Аравию, на то, что Трамп отдаст предпочтение не разгрому «Исламского государства», а избавлению от Асада.


Статья подготовлена при участии Ноа Уэйланда (Noah Weiland) и Сомини Сенгупты (Somini Sengupta).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.