Основная тема обсуждений в СМИ — авиаудары США по военной базе в Сирии, которые были нанесены по непосредственному приказу Дональда Трампа. Впервые за последние шесть лет сирийского кризиса Вашингтон совершил беспрецедентную для себя военную акцию и нанес удар по авиабазе, где не так давно была расположена эскадрилья российских вертолетов.


Сейчас, когда Москва и Вашингтон обмениваются шквалом обвинительных заявлений, некоторые «мелкие» игроки с боку тешатся, а другая часть, задержав дыхание, ждет дальнейшего развития событий, необходимо разъяснить для себя некоторые вопросы. Например, как это ракетное нападение изменит отношения России и США, действительно ли это означает военное возвращение Вашингтона или конец политики «новой изоляции» США? Именно ответы на эти вопросы позволят понять, может ли новая волна возможного ухудшения российско-американских отношений, выйти за пределы сирийской войны и распространиться на другие зоны влияния, например, на Южный Кавказ.


В любом случае, характерно, что Дональд Трамп, который раньше был сторонником игнорирования всех событий в Сирии, перешел ту грань, за которую не переходил его предшественник Барак Обама, довольствующийся только оказанием поддержки сирийской оппозиции. Главный редактор журнала «Россия в глобальной политике», известный российский эксперт по международным вопросам Федор Лукьянов считает, что этим шагом Трамп вернул США на поле военных действий.


«За период правления Обамы Вашингтон полностью ушел из региона. В первое время президентства Трампа сохранялась неопределенность, США вообще не присутствовали на Ближнем Востоке. Во всех процессах были только Россия, Иран и Турция», — отмечает эксперт и добавляет, что применение химического оружия или отравление химическими газами в Идлибе стали поводом для того, чтобы США таким образом очертили красные линии своих интересов в Сирии, дав понять, что не собираются уступать свои позиции, особенно русским. «Трамп, фактически, говорит, что готов действовать, однако, что он готов делать и как, еще не ясно, так как внешнеполитические приоритеты его администрации пока не определены», — разъясняет Лукьянов.


Характерно, что ракетный удар США по Сирии полностью противоречит всем предвыборном заявлениям президента Трампа по этой теме. Еще четыре года назад, когда Трамп был просто бизнесменом и телеведущим, он заявлял, что Соединенные Штаты должны воздерживаться от военных ударов. «Обама должен обращать внимание на свою страну, на создание рабочих мет, здравоохранение и многие другие проблемы. Забудьте о Сирии, верните былую мощь США», — говорил он. Именно в духе этого заявления он проводил всю свою предвыборную агитацию, подвергая критике даже поддерживавших его республиканцев за экспансионистскую политику.


Всего неделю назад госсекретарь США Рекс Тиллерсон как будто в рамках этой логики заявил, что для США больше не является приоритетным отстранение Башара Асада от власти, а его статус будут решать сирийцы. После всего этого, после сообщений об использовании химического оружия в Сирии мы стали очевидцами того, что Трамп дает приказ о нанесении точечных ударов по военной авиабазе Сирии.


Российский политолог, основатель аналитического сайта «Внешняя политика» и директор программ дискуссионного клуба «Валдай» Андрей Сушенцов считает, что резкий шаг Трампа обусловлен несколькими факторами. «Во-первых, давлением со стороны элит внутри США, чтобы администрация пошла на более проактивные действия. Второе, вооруженная сирийская оппозиция является сторонницей этих действий и делает все для этого. За это выступали также Иордания и многие арабские страны Персидского залива. Следовательно, в этом смысле инцидент с газовым отравлением и тиражирование этого в международной прессе послужило хорошим предлогом для вооруженной сирийской оппозиции, но было плохой новостью для правительства Асада. Всего несколько дней назад администрация Трампа заявляла, что отстранение Асада не является приоритетом», — отмечает он.


В то же время эксперты пока не спешат ставить крест на российско-американских отношениях, просто отмечая, что это еще раз показывает, что не надо придаваться иллюзиям и что США и Россия далеки от тесного сотрудничества. На фоне прозвучавших ранее оптимистических заявлений это показало, что пока рано говорить даже о коалиционном антитеррористическом сотрудничестве. Россия и США возвращаются к ритму нормальной конкуренции. «Однако я бы не спешил ставить крест на возможном взаимодействии. По моему мнению это может подтолкнуть стороны к более конкретной схеме сотрудничества. Просто сейчас риски понятные и нужны механизмы по их уменьшению», — отмечает Лукьянов.


Распространится или нет за пределами Сирии волна нового обострения российско-американских отношений и достигнет ли Южного Кавказа, трудно сказать. Однако трудно усомниться в том, что в случае углубления этих разногласий многое в регионе изменится. Уже меняется. В Иране четко осудил действия США, но Турция поступила иным образом. Можно сказать, что в оси сотрудничества Россия-Иран-Турция по вопросу Сирии появились серьезные трещины.


«Анкара сразу дала «чрезмерно положительную» оценку американским ударам. Чтобы озвучить такую оценку в Анкаре выстроились в очередь. Эрдоган заявил, что эти действия положительные, однако не удовлетворился этим, снова внеся в повестку вопрос «зоны безопасности». Эрдоган также выразил готовность содействовать в вопросе дальнейших действий и фактического разделения Сирии»,- отметил тюрколог Левон Овсепян. А эти заявления прозвучали после того, как недавно госсекретарь США Тиллерсон посетил Анкару.


Российский комментатор Константин Эгерт отмечает, что тройка Иран-Россия-Турция, которая в последнее время определяла погоду на Ближнем Востоке, оказалась под угрозой. «Тиллерсон посетил Анкару и «обработал» Эрдогана в том смысле, что нужно помнить на чьей вообще стороне Турция. И это довольно печальные новости для России», — отмечает он.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.