Проработав на посту госсекретаря менее десяти недель, Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) практически ежедневно сталкивается с критикой в свой адрес. Сначала Владимир Путин отказался встретиться с ним в Москве. В конечном итоге они все же встретились, но никакого прогресса не достигли. Во время встречи с европейскими министрами иностранных дел он спросил: «Почему американских налогоплательщиков должна волновать Украина?» Неделей ранее его чрезвычайно короткое заявление по поводу очередных ракетных испытаний в Северной Корее привело многих в недоумение. Его неясные и довольно редкие встречи с сотрудниками Госдепартамента, как объясняет автор недавно опубликованной статьи в Washington Post, «вызвали нарастающее замешательство среди иностранных чиновников, которые изо всех сил пытаются понять, какие позиции занимают США в ключевых вопросах».


Между тем, если внешняя политика США кажется лишенной четкого направления, то ответственность за это лежит в основном на Белом доме. В конце концов, именно Дональд Трамп, а вовсе не Рекс Тиллерсон изменил курс по всем ключевым вопросам, от политики одного Китая до участия США в сирийской гражданской войне.


К примеру, в сентябре 2013 года в Твиттере Трамп призывал президента Обаму не атаковать Сирию, а в ходе своей предвыборной кампании он подчеркивал, что свержение Башара Асада не является основным приоритетом США. Однако президент изменил свою точку зрения после химической атаки в Хан-Шейхуне, и создается впечатление, что он готов пойди дальше.


В администрации есть и другие чиновники, которые продемонстрировали такую же готовность отказаться от своих прежних позиций в важных внешнеполитических вопросах. Посол США в ООН Никки Хейли (Nikki Haley) намекнула, что США готовы предпринять в одностороннем порядке и другие военные шаги против правительства Сирии. Но на пресс-конференции неделей ранее Хейли объясняла, что администрация Трампа не будет фокусироваться «на Асаде так, как это делала предыдущая администрация».


Между тем хаос, охвативший Совет национальной безопасности — от скандальной отставки Майкла Флинна (Michael Flynn) до борьбы за влияние между нынешним советником по вопросам национальной безопасности Гербертом Макмастером (H. R. McMaster) и доверенным лицом Трампа Стивом Бэнноном (Steve Bannon) — не способствует повышению авторитета администрации Трампа.


Можно предположить, что Рекс Тиллерсон старается быть крайне немногословным в тех вопросах, которыми он теперь должен заниматься, потому что он понимает, что необходимо больше слушать и меньше говорить, когда берешься за новое, малознакомое дело. В конце концов, когда он все же делает какие-то заявления, на него со всех сторон сразу же обрушиваются критики.


Однако есть и другие, не менее правдоподобные объяснения. Если госсекретарь Тиллерсон займет твердую позицию в каком-либо важном внешнеполитическом вопросе, он не сможет быть уверенным в том, что президент Трамп его поддержит. В этом случае месяцы или даже годы продуманной дипломатии могут быть сведены на нет одним неуклюже сформулированным твитом.


Более того, Белый дом блокировал попытки Тиллерсона выбрать сотрудников своего ведомства, и некоторые эксперты высказывают предположение, что нехватка персонала может объяснять множество очевидных ошибок. Сотни экспертов, которые работали в прошлых республиканских администрациях не смогли присоединиться к команде Трампа, потому что либо они подписывали письма движения #NeverTrump, либо негативно высказывались о Дональде Трампе в ходе предвыборной кампании. К примеру, должность заместителя госсекретаря до сих пор остается незанятой, потому что, по некоторым сообщениям, Трамп не одобрил предложенную Тиллерсоном кандидатуру Элиота Абрамса (Elliott Abrams). Как пишет Huffington Post, почти половина должностей в руководящем звене Госдепартамента «либо пустуют, либо заняты временными исполняющими обязанности».


Возможно, администрация Трампа планирует оставить многие из этих должностей незанятыми. В своей первой бюджетной заявке, представленной в Конгрессе, президент Трамп предложил сократить финансирование Госдепартамента почти на 29%, что стало очевидным свидетельством его пренебрежительного отношения к работе американских дипломатов и экспертов по внешней политике. Члены Конгресса, такие как Элиот Энгел (Eliot Engel), демократ из комитета Палаты представителей по международным делам, разочарованы тем, что Тиллерсон, по всей видимости, не хочет протестовать против таких сокращений. С другой стороны, многие республиканцы заявили, что бюджет Трампа был с самого начала нежизнеспособным.


Другими словами, президент Трамп заставил госсекретаря Тиллерсона пренебречь работой того ведомства, которое он возглавляет, несмотря на то, что сокращения вряд ли его коснутся.


В такой обстановке неудивительно, что, как сообщило издание Washington Post, «карьерные дипломаты в Госдепартаменте обмениваются параноидальными историями о Тиллерсоне, зачастую не имеющими никакого отношения к действительности». Сколько он еще сможет проработать в такой атмосфере и на должности, которую он никогда не хотел занимать, остается открытым вопросом.


И если пять или десять лет спустя люди сочтут внешнюю политику администрации Трампа провальной, вполне возможно, они даже не вспомнят, какую роль в ее формулировании сыграл Тиллерсон. Потому что пока он не сумел никак на нее повлиять.


Кристофер Пребл — вице-президент Института Катона, возглавляющий программу изучения проблем обороны и внешней политики.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.