Применение режимом Асада химического оружия 4 апреля 2017 года

 

Соединенные Штаты уверены в том, что сирийский режим 4 апреля 2017 года провел атаку с применением химического оружия, использовав нервно-паралитический газ зарин против собственного народа в городе Хан-Шейхун на юге провинции Идлиб. По свидетельствам очевидцев, наблюдавших за происходящим, в результате этого удара от 50 до 100 человек погибли (включая большое количество детей), а еще сотни получили ранения.


Мы уверены в своих оценках, потому что у нас есть данные радио- и радиотехнической разведки, аэрогеодезической разведки, лабораторных анализов физиологических образцов, собранных у многочисленных жертв, а также многочисленные сообщения из надежных открытых источников, которые повествуют о случившемся четко и последовательно. Мы не можем обнародовать всю имеющуюся у нас разведывательную информацию об этой атаке, так как не должны раскрывать источники и методы ведения разведки, но ниже мы приводим несекретную краткую аналитическую справку американского разведывательного сообщества об этой атаке.


Оценка атаки 4 апреля американским разведывательным сообществом — краткое изложение


Сирийский режим имеет возможности и намерение применять химическое оружие против оппозиции во избежание потери территории, которую он считает критической для своего выживания. По нашей оценке Дамаск осуществил эту химическую атаку в ответ на наступление оппозиции на севере провинции Хама, которое создало угрозу ключевым объектам инфраструктуры. Вероятно, к планированию атаки были подключены высокопоставленные военачальники сирийского режима.


В многочисленных сообщениях сторонников оппозиции в социальных сетях сообщается о том, что химическая атака началась в Хан-Шейхуне 4 апреля в 6 часов 55 минут по местному времени.


Имеющаяся у нас информация указывает на то, что доставку химического отравляющего вещества к цели осуществили самолеты правительственных войск Су-22, взлетевшие с контролируемого режимом аэродрома Шайрат. Эти самолеты находились в районе Хан-Шейхуна примерно 20 минут до появления первых сообщений о химической атаке, и покинули этот район вскоре после нанесения удара. Кроме того, имеющаяся у нас информация указывает на то, что люди, издавна связанные с сирийской программой химического оружия, в конце марта побывали на аэродроме Шайрат, чтобы подготовить атаку на севере Сирии. Они также присутствовали на аэродроме в день атаки.


4 апреля, спустя несколько часов после атаки, появились сотни сообщений о пострадавших, которые, судя по симптомам, подверглись воздействию зарина. Среди этих симптомов появление пены во рту и в носу, судороги, сужение зрачков. Сочетание симптомов не соответствует поражению веществом, вызывающим раздражение дыхательных путей, таким как хлор, который режим также применяет в своих атаках. Кроме того, маловероятно, что это результат удара с применением обычного оружия, потому что на видео видно большое количество жертв, у которых нет других видимых ранений. Размещенные после атаки в интернете сообщения из открытых источников указывают на то, что сотрудникам служб спасения тоже было трудно дышать, и что некоторые из них теряли сознание, приблизившись к жертвам. Это похоже на вторичное поражение от нервно-паралитического отравляющего вещества.


К 12 часам 15 минутам местного времени появились снятые местным населением видео, включая кадры мертвых детей различного возраста. В 13 часов 10 минут местного времени начали появляться сообщения о бомбардировке близлежащего госпиталя, куда отвозили жертв химической атаки. Снимки с коммерческих спутников от 6 апреля показывают воронки вокруг госпиталя, что соответствует сообщениям из открытых источников об ударе по госпиталю обычными средствами после химической атаки. Позднее 4 апреля местные врачи разместили в сети видео, где конкретно показаны сузившиеся зрачки (характерный симптом поражения нервно-паралитическим газом), медицинский персонал в защитных костюмах и процедуры лечения с использованием атропина, который является антидотом от нервно-паралитических газов типа зарин.


Мы убеждены, что оппозиция не могла сфабриковать все эти видео и прочие сообщения о химических атаках. Для этого потребовалась бы хорошо организованная кампания по введению в заблуждение многочисленных средств массовой информации и правозащитных организаций. Кроме того, отдельно нам удалось подтвердить, что некоторые видео были сделаны как раз в то время и в тех местах, о которых говорится на записи.


Далее, Всемирная организация здравоохранения 5 апреля заявила по результатам проведенного ею анализа жертв атаки в Сирии, что эти люди подверглись воздействию нервно-паралитического газа, так как нет наружных ранений, но много смертей от удушья. Организация «Врачи без границ» заявила, что лечившие пострадавших медики обнаружили симптомы, указывающие на поражение нейротоксическим веществом, таким как зарин. А Amnesty International сообщила, что имеющиеся данные указывают на нанесение удара химическим оружием с воздуха. Проведенные впоследствии лабораторные анализы физиологических образцов, собранных у многочисленных жертв, показали следы нервно-паралитического газа зарин.


Опровергая лживые утверждения


Сирийский режим и его главная пособница Россия пытаются ввести мировое сообщество в заблуждение относительно того, кто применил химическое оружие против сирийского народа в ходе этой и предыдущих атак. Вначале Москва отвергла заявления о применении химического оружия в Хан-Шейхуне, назвав атаку «розыгрышем провокационного характера» и заявив, что все свидетельства были сфабрикованы. Однако очевидно, что сирийская оппозиция не могла сфабриковать такое большое количество разнообразных видео, а также сообщения как с места атаки, так и из медицинских учреждений в Сирии и Турции, одновременно введя в заблуждение СМИ и разведывательные ведомства.


Затем Москва заявила, что выброс химических веществ произошел в результате авиаудара сил режима по оружейному складу террористов в восточном пригороде Хан-Шейхуна. Однако источник в сирийской армии рассказал 4 апреля российским государственным СМИ, что силы режима не наносили никаких ударов по Хан-Шейхуну, что противоречит этому российскому заявлению. Кроме того, на видео, имеющемся в открытом доступе, видно место падения химического боеприпаса — это не склад оружия, а улица в северной части Хан-Шейхуна. На коммерческом спутниковом снимке этой местности от 6 апреля, то есть, через два дня после прозвучавших заявлений, видна воронка в дороге, местоположение которой соответствует вышеупомянутому видео.


Москва выдвинула предположение, что террористы использовали мнимый склад оружия для производства и хранения снарядов с ядовитом газом, который они применяли в Ираке, указав, что и Ирак, и международные организации подтвердили использование такого оружия боевиками. Хотя широко известно, что «Исламское государство в Ираке и Сирии» (организация, запрещенная в России — прим. ред.) неоднократно использовало на поле боя сернистый иприт, нет никаких свидетельств о причастности ИГИЛ к этому инциденту или о применении в этой атаке химических веществ, имеющихся в распоряжении у ИГИЛ.


Москва заявила, что этот авиаудар был нанесен 4 апреля в период с 11-30 до 12-30 по местному времени, проигнорировав то, что заявления об атаке впервые появились в социальных сетях около семи часов того же утра по местному времени, то есть, именно тогда, когда, по нашим сведениям, авиация режима находилась над Хан-Шейхуном. Кроме того, наблюдаемые остатки боеприпасов в воронке и почернение вокруг нее указывают на успешную детонацию боеприпаса; однако строения вокруг места авиаудара не повреждены, как можно было бы ожидать в случае применения обычного фугасного боеприпаса. Характер повреждений скорее соответствует применению химического боеприпаса.


В прошлом сирийский режим применял и другие отравляющие вещества в своих атаках против мирных граждан в удерживаемых оппозицией районах, включая применение сернистого иприта в Алеппо в конце 2016 года. Россия заявила, что, судя по видеозаписям, сделанным 4 апреля, жертвы этой атаки демонстрировали те же симптомы отравления, что и жертвы атаки в Алеппо осенью прошлого года, то есть в Хан-Шейхуне было применено какое-то другое отравляющее вещество, а не вещество нервнопаралитического действия. Однако у жертв атаки 4 апреля наблюдались симптомы, характерные для отравления веществом нервнопаралитического действия, включая точечные зрачки, пену в носу и во рту, судорожные подергивания — отравление сернистым ипритом не дает таких симптомов.


Делая подобные заявления, Россия, по всей видимости, пытается отвести вину от режима и дискредитировать его оппонентов. С середины 2016 года Россия и Сирия много раз обвиняли оппозицию в применении отравляющих веществ в ее атаках. Однако, как и в случае с ее заявлениями касательно атаки в Хан-Шейхуне, как правило, заявления России лишены конкретных и достоверных данных. В ноябре прошлого года, к примеру, высокопоставленные российские чиновники взяли снимок, сделанный после получившей широкую огласку химической атаки сирийского режима в 2013 году, и опубликовали его в социальных сетях, чтобы публично обвинить оппозицию в применении химического оружия. В мае 2016 года российские чиновники сделали подобное заявление, воспользовавшись картинкой из видеоигры. В октябре 2016 года Москва заявила, что террористы применили в Алеппо хлор и белый фосфор, несмотря на то, что на видео, сделанном пророссийскими СМИ в районе предположительной атаки, не видно никаких признаков применения хлора. Данные нашей разведки, полученные в тот же день, подтвердили, что сообщения России были недостоверными, и что режим по ошибке мог применить хлор против собственных сил. Противоречивые и недостоверные сообщения России, по всей видимости, были призваны запутать ситуацию и ввести в заблуждение, чтобы помочь режиму.


Москва, как правило, выбирала время для своих необоснованных заявлений таким образом, чтобы отвлечь внимание международного сообщества от применения химического оружия сирийским режимом — как она сделала ранее на этой неделе — или чтобы опровергнуть выводы Совместного механизма по расследованию (СМР) Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) и ООН, который в своих докладах в августе и октябре 2016 года подтвердил, что сирийский режим продолжил регулярно применять химическое оружие, несмотря на данное в 2013 году обещание передать весь свой арсенал. Россия также подвергла сомнению объективные выводы СМР — органа, в создании которого Россия принимала непосредственное участие — и даже выдвинула предположение о том, что режиму Асада самому необходимо провести расследование фактов применения химического оружия.


Реакция Москвы на химическую атаку 4 апреля вписывается в хорошо знакомую нам схему ее ответов и реакций на другие ужасные события: она распространяет множество противоречивых сообщений, чтобы сбить с толку и посеять сомнения внутри международного сообщества.


Международное осуждение и время для начала действий


Применение химического оружия режимом Асада является неприемлемым и представляет собой очевидную угрозу интересам национальной безопасности США и международного сообщества. Применение оружия массового уничтожения любым субъектом понижает порог для других субъектов, которые могут захотеть последовать его примеру, и повышает вероятность применения такого оружия против США, наших союзников и партнеров или любой другой страны в мире.


США решительно призывают мировое сообщество присоединиться к нам в нашем недвусмысленном заявлении о том, что мы не будем мириться с таким поведением. Настал решающий момент, и мы должны показать, что отговорки и ложные факты не имеют никакого веса, что оправдания тех, кто пытается скрыть поступки своих союзников, делают мир более опасным местом и что сирийскому режиму больше не позволят применять химическое оружие.


Мы должны помнить, что режим Асада не выполнил свои обязательства перед международным сообществом после своих разрушительных атак на пригороды Дамаска с применением зарина в августе 2013 года, в результате которых погибло более тысячи мирных граждан, многие из которых были детьми. В тот момент режим согласился полностью свернуть свою программу химического оружия, однако новая атака, как и многие другие до нее, является доказательством того, что режим не выполнил свое обещание. Сирия нарушила свои обязательства в соответствии с Конвенцией по химическому оружию и Уставом ООН, и никакие абсурдные и лишенные смысла заявления, выдвигаемые режимом или его союзниками, не помогут скрыть правду. И хотя то, что Россия наложила вето на множество резолюций Совбеза ООН, которые могли бы помочь исправить ситуацию, стало в определенном смысле помехой, теперь США намереваются отправить четкий сигнал о том, что мы и наши партнеры не позволим миру стать более опасным местом из-за жестоких действий режима Асада.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.