Американская атака Сирии является сигналом для Москвы, Дамаска, Тегерана, а также для Иерусалима. Активная вовлечённость Израиля опасна и может дорого обойтись. Нетаньяху оказался между Путиным и Трампом.

 

Бывают ситуации, когда спонтанно действующий и не обдумывающий и проверяющий каждую деталь президент очень полезен. Так, в ходе операции 6 апреля президент Дональд Трамп дал всем понять: «Я — не Обама. Увидев того, кто мне мешает, я действую. А подумаем уже после». И хоть американцы твердят об одноразовом характере этой операции, не следует заблуждаться: речь идёт о сигнале, посланному Дамаску, Тегерану, Москве и Иерусалиму.


Начнём именно с Москвы, которая уже сообщила о значительном ухудшении российско-американских отношений и приняла решение собрать Совет Безопасности ООН. Своим шагом Трамп дал понять: Асад несёт ответственность. Сирийский режим неустойчив, и Асад больше не в состоянии занимать какой-либо пост. США вошли в Сирию, тем самым не давая России и Ирану занимать всю арену. Израиль же оказывается в замкнутом треугольнике между США и Россией. Израилю под руководством Нетаньяху удалось установить прямую связь с Путиным для согласования действий в Сирии, что обеспечило ему свободу действий. Это не означает, что Израиль должен просить разрешения в проведении той или иной операции. Тель-Авив также дает понять, что будет действовать при каждой оперативной возможности.


Так, к примеру, последняя атака Израиля обеспокоила русских, так как она была произведена в непосредственной близости от российских ВКС на данной территории. Эта конфронтация усилилась за последние дни: во время разговора Путина и Нетаньяху первый высказал недовольство по поводу того, что Израиль резко осудил химическую атаку, возложив ответственность на Асада. Нетаньяху же пояснил, что, понимая беспокойство России, его страна будет следовать постановлениям ООН и международного сообщества, согласно которым необходимо ликвидировать химическое оружие в Сирии. На данный момент США поддерживают позицию Израиля, и применение химического оружия снова стало красной чертой (а не «розовой» как при Обаме), из-за чего США и пошли на данный шаг.


Стоит отметить, что теперь, в случае повторения химической атаки Трамп не сможет остаться в стороне. Вместе с этим возникает вопрос: не захочет ли Асад напасть на Израиль, тем самым передавая США послание и не подвергаясь чрезмерной опасности?


Активная вовлечённость Израиля опасна: помимо интересов, есть также риски. Израиль заявляет: «мы принимаем участие в игре, и с нами должны считаться. Мы не прячемся за США, и наши интересы не обязательно схожи». Помимо этого, Израиль как региональная военная держава должна дать понять сирийскому народу, что мы — не враги. Мы не представляем для них проблему, напротив, возможно, мы можем им помочь. Это можно донести не только посредством винтовки, пулемета или воздушных ударов, но и путём переговоров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.