В те часы, когда я писал эту статью, большинство избирательных урн были вскрыты, но результаты все еще поминутно менялись.


На момент начала подсчета голосов в одних областях и округах впереди с ощутимым отрывом были голоса «да», в других — «нет».


Со временем этот разрыв сократился, и когда были вскрыты 99,9% избирательных урн, «да» в целом по Турции сказали 51,35%, «нет» — 48,65%. Слушая многих, кто выступал на телевидении, можно было подумать, что референдум проходит между «ПСР / ПНД и РНП (Партия справедливости и развития / Партия националистического движения — Республиканская народная партия)» или блоками «за Эрдогана» и «против Эрдогана». Цифры, например, оглашались в форме: «голоса, набранные ПСР» и «голоса, набранные РНП». Это, на мой взгляд, было серьезной ошибкой.


Этот референдум о поправках в Конституцию не был чем-то вроде «состязания между партиями».


На референдуме электорат РНП продемонстрировал еще большую активность, чем на выборах, но фронт «тех, кто был против» не представлял собой какую-нибудь одну партию или единую массу. А итоги были настолько четки, что опровергали, например, слова, сказанные о ПНД, — «проголосовали по партийной принадлежности».


Все партии…


Среди тех, кто собирался сказать «нет», была РНП и ее члены, но, например, было ясно, что значительная часть электората ПНД не пойдет за Бахчели (Bahçeli, лидер ПНД — прим. пер.). Демократическая партия народов (ДПН), Партия счастья, Либерально-демократическая партия и еще многие партии, не прошедшие ограничительный барьер, а также те, кто не одобряет изменений, которые планируется осуществить, и не поддерживает ту или иную партию, тоже были в числе сторонников голоса «нет».


Примечательно, что в таких крупных регионах, как Анкара, Стамбул, Измир, Адана, Анталья, голоса «нет» были впереди, хотя время от времени ситуация менялась…


Еще один факт, который обращает на себя внимание: хотя говорилось, что в районах проживания курдов преобладает голос «нет», это оказалось не совсем правильным.


Несмотря на то, что некоторые политики ДПН были арестованы, а ДПН не уставала повторять о намерении проголосовать «нет», не во всех районах юго-востока страны это имело одинаковый эффект. В выступлениях по телевидению во время подготовки к референдуму часто звучали сигналы наподобие «несмотря на неравную кампанию, крупные митинги, вопреки тому, что для "да" были мобилизованы все возможности государства».


Итог с небольшим перевесом!


Итоги этого референдума ни для кого не будут считаться победой, поскольку голоса распределились примерно поровну, но, прежде всего, для Бахчели это разгром.


Поскольку электорат ПНД склонился к «нет», невзирая на то, на какой стороне находится Бахчели. Этот результат запустит в рядах ПНД движение, которое может дойти до возникновения еще более настойчивого требования созвать внеочередной съезд партии и даже ухода Бахчели с поста лидера.


На мой взгляд, итоги референдума не только отражают крайнюю поляризацию турецкого общества, но и показывают, что электорат каждой партии задается вопросом: «Что эти перемены принесут стране и чего лишат?». Небольшая разница в два процента (около 51% в пользу «да» и около 49% в пользу «нет») не говорит о поражении, но также трудно сказать, что «народ искренне пожелал этих изменений и охотно поддержал их». Будем надеяться, что в предстоящий период этот факт не повлечет за собой новую волну беспокойства, нестабильности, новые споры о выборах и будет полезен для страны.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.