Терроризм в последние недели вернулся в Россию. 3 апреля впервые был совершен теракт в самом европейском городе страны, Санкт-Петербурге. Жители города всегда думали, что они в безопасности, — так полагали и жители Западной Европы перед терактами в Париже, Брюсселе, Берлине. «Мы в Петербурге привыкли к ощущению, что живем в безопасности», — написала несколько дней назад публицист Татьяна Хрулева.


Сложившаяся ситуация наличия угрозы пугает не только граждан. И президент Владимир Путин обеспокоен. Ведь в следующем году он должен быть переизбран. И даже если потеря власти крайне маловероятна, он должен внушить чувство безопасности своим гражданам, а также и иностранным инвесторам и посетителям перед предстоящими крупными экономическими и спортивными мероприятиями. На это потребуется много денег — денег, которых сейчас у российского государства совсем нет. Один только чемпионат мира по футболу обойдется стране почти в 640 миллиардов рублей.

© AP Photo, Pavel Glolovkin
Часы обратного отсчета до старта ЧМ-2018 по футболу в Москве

«В прошлом террористические акты в российских городах совершали повстанцы с Северного Кавказа, с известными мотивами, ясным отправителем и относительно легко прослеживаемыми социальными связями», — говорит Наби Абдуллаев, руководитель московского бюро международной консалтинговой компании по управлению рисками Control Risks. Теперь же страна столкнулась с совершенно новой угрозой.


Предполагаемый террорист Акбаржон Джалилов — из Киргизии. Из этой страны родом и многие другие подозреваемые в терроризме, которые в последнее время были задержаны российскими силами безопасности. «В отличие от боевиков с Северного Кавказа, эти люди радикализировались вероятнее всего за счет пропаганды джихадизма, а не региональных проблем», — говорит Абдуллаев.


Это подтверждает и Скотт Болтон, эксперт по вопросам терроризма международного страхового брокера Aon. И он полагает, что террористическая организация «Исламское государство» (запрещенная в России — прим. ред.) воодушевляет различные группы на совершение терактов. Проблема заключается в том, что так называемые нападения низких технологий, такие как в Лондоне, Ницце, Берлине и Стокгольме, когда в качестве оружия используются грузовики или легковые автомобили, намного сложнее предотвратить.


«С одной стороны, причина в том, что преступники могут вовсе не состоять в имеющихся у спецслужб списках опасных лиц. Кроме того, сложнее ограничить доступ средств передвижения. Даже для тех, кто ранее попал в поле зрения», — говорит Болтон. Каждый густонаселенный город является потенциальной целью атаки. Крупные мероприятия, такие как чемпионат мира по футболу, тяжело защитить. «И расходы на то, чтобы сделать место безопасным, становятся выше».


Российская экономика постепенно восстанавливается


Но именно это представляет проблему для Путина. Национальный бюджет на безопасность на 2017 год составляет 1852 миллиардов рублей. В 2013 году, за год до проведения Олимпийских игр в Сочи, бюджет составлял 2029 миллиардов рублей. В ходе экономического кризиса 2014 года, вызванного падением цен на нефть, казна опустела, что привело к стремительному обесцениванию национальной валюты. И все же продолжавшаяся более двух лет рецессия в стране осталась позади, начинается небольшой подъем. Прогнозы на текущий год составляют от одного до двух процентов роста экономики. Недавно министр финансов Антон Силуанов заявил, что дефицит бюджета в 2017 году составит не 3,2, а только 2% ВВП, то есть 1,89 триллиона рублей.


В предыдущем году дефицит составил 1,967 триллионов рублей — 3,5% ВВП. Чтобы залатать дыры в бюджете, Россия может воспользоваться средствами резервного фонда, поскольку общий госдолг пока относительно невелик. По данным российской счетной палаты, он составляет 11,16 триллионов рулей — 12,9% ВВП.


В бюджете заложена цена на нефть в размере 40 долларов. Сейчас же один баррель стоит 55 долларов. При цене в 60 долларов бюджет был бы выровнен. Около 37% бюджета приходится на нефтяной экспорт.


Новые группы реагирования должны быть быстрыми и дешевыми


Несмотря на некоторые улучшения в финансовой сфере, правительство пытается вначале предпринимать шаги, которые не требуют затрат. Так, премьер Дмитрий Медведев дал указание создать специальный отдел в ведомстве, ответственном за транспортную безопасность, включая группу быстрого реагирования. Она должна быть оснащена специальными средствами, быть мобильной и быть готовой к задействованию в любое время суток, чтобы отреагировать на подготовку или осуществление «нелегальных акций». Но организованы эти группы должны быть владельцами и операторами объектов метро и прилегающих территорий.


Глава ФСБ Александр Бортников заявил спустя неделю после теракта в Санкт-Петербурге, что оперативная работа еще не полностью соответствует террористической угрозе. Это звучит, словно, самокритика и может указывать на то, что в Кремле недовольны работой, как пишет газета «Ведомости». Все же предполагаемый террорист на протяжении 16 лет имел российское гражданство, бывал в Турции и, вероятно, и в Сирии и был выслан из Турции в Россию.

Взрыв в метро в Санкт-Петербурге

По словам Бортникова, хребтом террористических группировок являются граждане стран СНГ, которые прибывают в Россию в потоке с рабочими мигрантами. Он предложил усилить контроль границ и жестче контролировать лица и компании, которые работают с мигрантами или предоставляют им жилье.


Поскольку в Петербурге предстоит ряд крупных международных мероприятий, меры безопасности на границах уже были ужесточены. На ПМЭФ, который состоится в июне и является важнейшим событием года российской экономики с сотнями гостей высшего уровня со всего мира, должны быть задействованы в том числе технологии видеонаблюдения и распознавания лиц.


Из-за возросшей опасности посетители не приедут?


Еще больше головной боли властям доставляет проведение чемпионата мира по футболу 2018 года. Нужно ли России опасаться, что — в дополнение к политическим упрекам — из-за соображений безопасности от поездки в Россию окажутся иностранные фанаты? Это было бы вторым поражением Путина после Олимпийских игр в Сочи.

 

Российский футбольный союз сейчас готовит рекомендации относительно мер безопасности для проведения Кубка конфедерации 2017 года и чемпионата мира по футболу 2018 года, говорит Владимир Маркин, глава комитета РФС по безопасности, газете «РБК». ФИФА уже зафиксировала в протоколе, что полностью доверяет российским государственным органам. Над мерами безопасности на одиннадцати объектах проведения чемпионата мира работают с момента одобрения заявки на проведения соревнований.


Россия остается реалистичной. «Метро — особый вид транспорта, в Москве и Петербурге метро каждый день пользуются миллионы пассажиров», — говорит Сергей Гончаров, президент ассоциации ветеранов антитеррористического подразделения «Альфа». «Ни одна спецслужба мира не может дать гарантии, что террористам там будет закрыт доступ». Эксперт Болтон придерживается схожего мнения: «Сегодня намного проще предсказать вероятность урагана в каком-то месте, чем вероятность террористического акта».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.