С помощью новых выборов британский премьер-министр хочет обеспечить себе большую поддержку на переговорах с ЕС. Существует ли угроза того, что она расколет страну еще больше?

 

В течение нескольких лет демократия в Великобритании превращается в тактическую игру. Сначала, чтобы остаться у власти, ставку сделал проевропейский премьер Дэвид Кэмерон, но исход референдума по «брекситу» стал неожиданным. Теперь рискует его чуть менее проевропейская преемница — Тереза Мэй: она хочет провести новые выборы, чтобы заручиться поддержкой для когда-то отвергнутого ею выхода из ЕС. Чтобы ни один представитель Палаты лордов, ни один мятежный премьер-министр Шотландии, и, конечно, ни один проевропейский однопартиец не мог стать на ее пути. Она надеется, что укрепление полномочий позволит ей обращать меньше внимания на индивидуальные интересы в этих сложных переговорах.


Неожиданный шаг премьер-министра понятен. К тому же, это законно, поскольку она еще не сталкивалась с выбором народа. Но этот шаг можно также подвергнуть критике, потому что здесь речь идет о несколько одностороннем политическом расчете. Из-за отсутствия сильной оппозиции Мэй может рассчитывать на то, что она снова будет утверждена в должности. Ей не нужны выборы в 2020 году, сразу после того, как она испачкает руки переговорами по «брекситу». Лучше провести их два года спустя, когда ситуация, вероятно, успокоится.


Этот тактический маневр также сопряжен с рисками. Мэй основывается исключительно на настроениях политической элиты страны. Но многие британцы, которые голосовали за выход из ЕС, хотят, чтобы премьер-министр выполнила свое обещание: «брексит значит брексит». Не стоит ждать, что они проявят понимание в отношении задержек, а их не избежать в случае проведения выборов.


Возможно, Мэй считает, что негативные последствия «брексита» еще не ощущаются, и ей сейчас удобно провести выборы, до появления возможных противоречий из-за выхода из ЕС. Но премьер-министр не учитывает, что уже сейчас, к примеру, в деловых кругах царит большой скептицизм в отношении выбранного ею варианта «жесткого брексита» (выход из внутреннего рынка ЕС). Эти опасения усугубляются, и, вероятно, заставят некоторых консервативных избирателей перейти в проевропейский лагерь либералов. Кроме того, многие британцы надеются на устранение ошибки после проигранного, по их мнению, референдума.


Глава правительства допускает, что население вновь заинтересуется противоречивой европейской проблемой. После недавней избирательной кампании тори в 2015 году и кампании по референдуму в 2016 году, в этих выборах 2017 года также будет доминировать тема будущего сотрудничества с ЕС. Не исключено, что эти выборы приведут к еще большему расколу страны.


Существует разрыв между националистами, противниками глобализации, радикальными ксенофобами и традиционалистами, с одной стороны, и интернационалистски настроенными, проевропейскими силами, которые не видят никаких противоречий между британскими традициями и европейским сотрудничеством, с другой стороны. Существует также раскол между Англией и Шотландией, между старым и молодым [поколениями].


Вместо того, чтобы объединить страну перед переговорами о разрыве с 27 другими правительствами, эти выборы снова взбудоражат британское общество. Сейчас следовало бы искать прагматичный способ, с помощью которого Британия могла бы оставаться самостоятельной, но в то же время сохранять партнерские отношения с ЕС. А вместо этого пропасть станет еще глубже. Это отмечают и в Брюсселе. И следует ожидать, что тактическая игра Мэй приведет к тому, что переговоры, которые необходимо завершить к 2019 году, ЕС будет вести еще жестче.


Председатель Европейского Совета Дональд Туск сравнил британский путь с фильмом Хичкока, в котором напряжение нарастает с каждой минутой. Ситуация может казаться спокойной, тем более, что все знают, что напряженность все же придется разрядить. Сегодня можно прогнозировать, что Тереза Мэй выиграет выборы, ее тактический ход может сработать. Но он никому ничего не упростит, кроме нее самой.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.