Для достижения этой дипломатической цели Вашингтону пришлось бы посулить одной из этих двух стран — вероятнее всего, России — нечто стоящее того, чтобы отвернуться от своего союзника. Но даже если предположить, что Вашингтон горит желанием это сделать, американским чиновникам особо нечего предложить Кремлю.


Попытки подойти к решению этой проблемы с другого фланга, т.е. со стороны Ирана, будут не менее сложной задачей: любые усилия по сближению с Тегераном столкнутся с сильным противодействием внутри страны, а также со стороны арабских союзников США, особенно Саудовской Аравии.


Нет сомнений в том, что тесные связи России с Ираном значительно осложнили для США проведение своей политики на Ближнем Востоке. Россия и Иран совместно оказывают сирийскому президенту Башару Асаду военную и стратегическую поддержку. Кроме того, их усилия были ключевой причиной провала американских попыток ввести собственный порядок в Сирии.


В отношении Сирии, очевидно, что Соединенным Штатам нечего предложить России, чтобы побудить Москву изменить ее нынешний курс. А значит, Вашингтону придется искать рычаги влияния, необходимые для заключения сделки с Кремлем, за пределами Сирии. Но где американские чиновники намерены искать подобные стимулы, остается неясным. Даже предложение признать легитимность захвата Крыма Россией, аннексия которого в 2014 году привела к введению Вашингтоном экономических санкций в отношении РФ, на данный момент не стало бы достаточно привлекательным для Москвы. В конце концов, процесс интеграции Крыма в Россию продвигается высокими темпами, несмотря на противодействие Запада, а российская экономика продолжает адаптироваться к санкциям.


Вернувшись к идее попытаться разрушить партнерство между Россией и Ираном, администрация Трампа столкнулась с дилеммой, служившей помехой для внешней политики США на протяжении уже более 10 лет. Одной из предыдущих безуспешных попыток вбить клин между Москвой и Тегераном были усилия по привлечению Ирана к участию в проекте строительства газопровода «Набукко». Некоторые высокопоставленные американские официальные лица тогда открыто заявляли, что подобное сотрудничество могло бы заложить основу для восстановления контактов с Тегераном. Но это предложение практически сразу столкнулось со значительными внутренними и внешними препятствиями, а затем и сам проект «Набукко» застопорился.


Сегодня Вашингтон не обладает даже и такими слабыми рычагами. Яркой иллюстрацией недостаточности влияния США было то, что представителей Вашингтона не пригласили на состоявшиеся в Казахстане многосторонние переговоры по Сирии, на которых доминировали Россия, Иран и Турция.


Поэтому вместо того, чтобы пытаться подорвать российско-иранское партнерство, США, возможно, придется признать сложившиеся новые реалии в ближневосточной политике, со всеми вытекающими последствиями в отношении Сирии и остальной части региона.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.