Париж. — Никогда еще со времен Второй мировой войны крайне правые антииммигрантские силы Франции не были так близки к победе. Заняв в воскресенье второе место в первом туре президентских выборов, Марин Ле Пен вывела свою партию Национальный фронт с политической периферии, где она находилась первые 40 лет своего существования.


Но это удивительное достижение так встревожило многих во Франции, что сразу после объявления предварительных результатов голосования в восемь часов вечера буквально все ее основные оппоненты по президентской гонке, в которой участвуют 11 человек, призвали не голосовать за нее, чтобы она не победила во втором туре голосования, назначенном на 7 мая. Они обратились с мольбой к своим сторонникам проголосовать за кандидата, которому в воскресенье прочили победу. Это новичок и посторонний человек в политике, центрист, сторонник ЕС и бывший министр экономики Эммануэль Макрон.


Первый тур голосования, в котором победили Макрон и Ле Пен, стал настоящим землетрясением, поскольку эти кандидаты буквально порвали французский политический истеблишмент. Правая и левая партия, попеременно руководившие Францией на протяжении 50 с лишним лет, потерпели мощное поражение. Их оттолкнула на обочину волна народного гнева, вызванная недовольством по поводу застоя в экономике и проблем безопасности.


Стремительное одобрение кандидатуры Макрона самыми разными силами со всего политического спектра является закономерностью, которая неизменно проявляется во Франции, когда Национальный фронт начинает приближаться к исполнительной власти. В такие моменты возникает межпартийный альянс против крайне правых сил, который французы называют «Республиканским фронтом». Теперь вопрос заключается в том, сумеет ли этот фронт сохранить свое единство.


Марин Ле Пен добивается популярности за счет того, что избавляет свою партию от ее расистских и антисемитских корней, а также от ностальгии по нацизму. Такая стратегия приносит большие результаты. До последней недели предвыборной кампании, когда Ле Пен стала выступать с еще более антииммигрантской риторикой, в своих речах она больше говорила о возврате Франции «суверенитета», о разрыве с Евросоюзом и о «восстановлении» французских границ.


Но подводное течение предрассудков по-прежнему присутствует на пламенных митингах «Национального фронта». В речах его лидера превалирует антимусульманская тональность. А большинство французов из числа участников опросов общественного мнения говорят, что эта партия представляет угрозу демократии страны.


Эти настроения были совершенно очевидны в воскресенье, и проявились они в декларациях политических деятелей и в заявлениях самих избирателей. Да, опросы и прогнозы не сумели предсказать решение британцев выйти из Евросоюза, а также победу Дональда Трампа на президентских выборах в США. Из-за этих неожиданных потрясений в политическом статус-кво многие аналитики опасаются преждевременно списывать Ле Пен со счетов. Но данные предварительных опросов по второму туру говорят о том, что преимущество Макрона над лидером Национального фронта составит 25%.


В воскресенье вечером гранды ведущих политических партий Франции один за другим в стремительной последовательности начали призывать голосовать против Марин Ле Пен, как будто все реальные ставки на выборах этого года уже открылись.


«Экстремизм может привести только к несчастьям и разногласиям, — сказал побежденный кандидат от правоцентристской партии „Республиканцы" Франсуа Фийон, который еще четыре месяца назад был общепризнанным фаворитом, но потерял свои шансы на успех из-за коррупционного скандала и пришел третьим. — Выбора нет, и голосовать надо против крайне правых».


Столь же недвусмысленно выразился кандидат от правящей Социалистической партии Бенуа Амон, чье пятое место стало символом неприятия электоратом истэблишмента. В ходе своей кампании Амон был неизменно враждебен по отношению к Макрону. Но в воскресенье вся враждебность улетучилась. «Необходимо проводить четкое различие между политическим противником и врагом республики, — заявил Амон, призвавший социалистов голосовать за Макрона. — Сейчас все очень серьезно».


От громких высказываний в воскресенье вечером удержался только пришедший четвертым крайне левый кандидат Жан-Люк Меланшон, который надеялся, что после подсчета голосов в крупных городах он обойдет Ле Пен. Но его сторонники уже признали неизбежное и призвали во втором туре голосовать за Макрона.


15 лет назад, когда отец Ле Пен Жан-Мари Ле Пен шокировал соотечественников, прорвавшись во второй тур и нокаутировав Социалистическую партию, некоторые сторонники социалистов пришли на избирательные участки с бельевыми прищепками на носах, голосуя за погрязшего в скандалах кандидата от правоцентристов Жака Ширака. Ле Пен в тот раз потерпел сокрушительное поражение.


Полтора года тому назад, когда проходили региональные выборы, партия Ле Пен имела все шансы на победу в двух регионах Франции на юго-востоке и на севере, где она занимает самые прочные позиции. Эту победу предсказывало большинство аналитиков. Но в итоге она не получила ничего: во втором туре выборов «Республиканский фронт» в составе правых и левых объединился против нее, и «Национальный фронт» потерпел поражение в обоих местах.


На сей раз она сумела протолкнуть свою партию во второй тур голосования, но если судить по результатам первого раунда, то перспективы у нее — не самые радужные. Она показала слабый результат, набрав 21% голосов, в то время как Макрону досталось почти 24%. По словам аналитиков, такой результат должен вызвать у фронта разочарование, если посмотреть на результаты социологических опросов, проведенных перед голосованием.


«Она явно показала лучшие результаты, чем в 2012 году», — сказал эксперт по Национальному фронту Жоэль Гомбин (Joël Gombin), работающий в Университете Пикардии имени Жюль Верна. Результат Ле Пен он назвал победой наполовину. «Но в то же время, результат ниже того, на который надеялся фронт, и того, что показывали опросы общественного мнения».


По мнению Гомбина, если судить по этим итогам, Национальный фронт может показать слабые результаты и на чрезвычайно важных июньских выборах в органы законодательной власти. Чтобы победить Макрона, Ле Пен надо получить голоса более половины сторонников Фийона. Но ни один опрос не говорит о том, что она может добиться такого результата среди избирателей Фийона, которые хоть и консервативны, но отнюдь не радикальны.


«Фронт не сумел заручиться поддержкой правых избирателей, — сказал Гомбин. — И судя по динамике, „Республиканский фронт" одержит верх. На данный момент я не могу сказать, что в нем появятся какие-то трещины».


По прогнозам Гомбина, фронт отвергнет поворот в сторону центра, за что ратуют технократы типа ближайшего советника Ле Пен Флориана Филиппо (Florian Philippot), и вернется к своим правым корням.


В воскресенье вечером Филиппо выступил по телевидению, где смаковал предстоящую острую идеологическую борьбу с Макроном, который отвергает экономический протекционизм Ле Пен и активно выступает за партнерство Франции с Европой.


«Мы сумели внедрить эту идею патриотизма на всех уровнях, — сказал Филиппо. — Речь на самом деле пойдет о частных интересах». Национальный фронт регулярно высмеивает Макрона, называя его кандидатом банков, поскольку тот в прошлом работал инвестиционным банкиром, и заявляет, что Макрон выступает «против интересов нации».


Но на парижских участках для голосования избиратели в воскресенье один за другим выражали свой страх перед победой Ле Пен, хотя большого энтузиазма в отношении молодого и непроверенного Макрона они тоже не проявили. Многие заявили, что им трудно даже представить себе перспективу прохождения Национального фронта во второй тур.


«Чтобы Марин Ле Пен не прошла во второй тур — вот чего я хочу», — заявил Фабьен Зелнер (Fabienne Zellner), руководящий агентством по оказанию помощи молодежи и голосовавший в 18-м округе Парижа, где живет много иммигрантов.


Профессор университета Мириам Беллехиг (Myriam Bellehigue), живущая в буржуазном 9-м округе, «без особого энтузиазма» голосовала за Макрона. «Но я уже несколько недель твержу о том, что крайности нам не нужны», — сказала она.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.