Аэропорт имени Ататюрка, клуб «Reina» в Стамбуле, метро в Санкт-Петербурге, Стокгольм… Вот лишь некоторые из кровавых терактов, совершенных террористами киргизского, узбекского, таджикского происхождения.


Эти страны, которые стали рабочей площадкой террористических организаций с того дня, как оторвались от Советского Союза, сегодня являются важным источником кадров для террористических структур в Ираке, Сирии, Афганистане.


Ранее я уже написал две статьи на эту тему. Поэтому вы можете сказать: «Других тем в стране нет?» И подумать, что я стал одержим этим вопросом.


Но не забывайте, что в журналистике есть такое понятие, как «длительное наблюдение», и если вы не следите за событиями, происходящими после появления той или иной новости, у вас нет шансов увидеть всю картину в целом.


Связи, раскрытые после «Reina»


Теракт в Санкт-Петербурге произошел 3 апреля, в Стокгольме — 7 апреля.


21 апреля мы узнали, что 6 апреля группа военных из Совместного командования специальных операций США (JSOC), одного из элитных соединений американской армии, провела наземную операцию и убила одного из лидеров ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) среднеазиатского происхождения Абдулрахмана Узбеки. Подробности этих событий были приведены на первой полосе субботнего номера Hürriyet.


Я попытался узнать о деталях операции по своим каналам.


Абдулгадир Машарипов совершил нападение на клуб «Reina» в последнюю ночь 2016 года, убив 39 человек. За то время пока шли поиски Машарипова, задержанного 17 января, была получена информация о многих важных лицах. Сведения, обнаруженные турецкой разведкой, представляли большую ценность и для американских коллег. Российская разведка тоже взялась за дело после теракта в Санкт-Петербурге.


Некоторые из лиц, задержанных в связи с терактом в «Reina», занимали важное место в иерархии ИГИЛ. Во время допроса этих лиц и технического анализа изъятых электронных устройств были раскрыты очень важные связи.


Захватывающее наблюдение


Все эти события сориентировали спецслужбы на Дейр-эз-Зор, который ИГИЛ после потери Эль-Баба и окружения Ракки пытается сделать своей новой крепостью.


Наблюдение продолжалось больше двух месяцев. За это время во многом прояснились каналы движения денег, боеприпасов, боевиков. В результате вышли на Абдулрахмана аль-Узбеки. Было установлено, что он находится на юге населенного пункта Маядин близ Дейр-эз-Зора. Аль-Узбеки, который жил в доме на берегу реки Евфрат, не только был координатором членов ИГИЛ среднеазиатского происхождения, но и управлял финансовыми ресурсами ИГ в Ираке и Сирии.


В результате операции, продолжавшейся около получаса, аль-Узбеки и другие члены ИГИЛ, которые находились рядом с ним, были уничтожены.


Русскоговорящие набирают силу


В одной только Сирии есть 11 лагерей, где проживают и проходят военное обучение выходцы из Кавказа и Средней Азии. Из них, как сообщается, четыре лагеря принадлежат узбекам, и здесь находится около шести тысяч террористов узбекского происхождения. Но некоторые из этих групп (такие как «Катибат аль-Таухид валь-Джихад» и «Катибат аль-Имам Бухари») состоят в союзе не с ИГИЛ, а с такими организациями, как «Аль-Каида» и «ан-Нусра» (запрещены в РФ — прим. ред.). А узбекская группировка «Катибат аль-Гураба» находится в рядах ИГИЛ.


Как известно, иностранные боевики в Сирии делятся на две группы в зависимости от языка, который они используют: арабоговорящие и русскоговорящие. Последние прибывали из Средней Азии и Кавказа. В отчетах, приходящих в последнее время, находила отражение информация об активизации и усилении русскоговорящих в рядах ИГИЛ.


Именно поэтому в последнее время в ходе воздушных атак России и международной коалиции в Сирии мишенью становятся районы, где находятся узбеки, киргизы, таджики, уйгуры. С января 2017 года было проведено более десяти таких операций.


Последняя ретушь сирийской фотографии


Становится понятно, что за последние четыре месяца по выходцам из Азии в рядах ИГИЛ был нанесен большой удар. Не ускользает от всеобщего внимания тот факт, что на фоне этих событий организация выводит свои важнейшие элементы из Ракки на юг. Между тем то, что режим Асада (при поддержке России) совместно с Партией «Демократический союз» задействовал дорогу Алеппо — Эль-Хасака, также рассматривается как стратегический шаг для операции в Ракке.


А Турция, которая благодаря операции «Щит Евфрата» обеспечила себе важное преимущество, но перешла в режим ожидания, в этом процессе может нарастить контакты с США по линии военных и гражданских лиц и сделать решающие шаги с тем, чтобы вновь возникающая сирийская картина не противоречила ее интересам.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.