21 апреля Александр Лукашенко обратился с ежегодным посланием белорусскому народу и парламенту. Надежды на западные кредиты пока не оправдались, ЕврАзЭС тоже не радует, но менять устройство белорусской модели глава государства не собирается.


Александр Лукашенко начал свое выступление, которое длилось два с половиной часа, с международной обстановки. Почти не затронул Россию — больше говорил о сотрудничестве с Китаем, резко раскритиковал Европу, с которой последние два года вроде бы как сближалась Белоруссия. Глава белорусского государства посетовал на торговые барьеры со стороны ЕС и указал на двойные стандарты Европы, которая упрекает Минск за жесткое подавление зимне-весенних протестов, а сама своих демонстрантов «водичкой поливает и газом травит».


Лукашенко потребовал от Европы отойти «от тех принципов в наших взаимоотношениях, как это было раньше», «прекратите нами понукать». Он заявил, что не желает, чтобы в Белоруссии состоялся украинский сценарий: «Я не хочу стрелять, избивать своих людей. Я принял решение не допустить столкновений». Лукашенко также призвал европейцев «посмотреть на своих руководителей, у которых чего-то не хватает в нижней части тела», «разве допустимо, что бьют, ломают, грузовиками давят. (…) Вы допрыгаетесь, что скоро эти силы, которых вы боитесь, будут у власти. Тогда вы поймете, что потеряли».


Вместо критики, как считает Александр Лукашенко, Запад мог бы оценить, учитывая сложную международную обстановку, актуальность прежней белорусской инициативы по налаживанию нового масштабного диалога между Востоком и Западом «аналогично Хельсинкскому процессу». «Я еще раз хочу подтвердить: если в этом будет необходимость, и мир в этом заинтересован, Минск готов в любой момент стать местом для диалога, направленного на осмысление новых правил мироустройства», — сказал он.


«Европа разочаровала Александра Лукашенко», — отмечает в интервью RFI координатор аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников.


Андрей Поротников:
Очевидно, что те надежды, которые возлагались на Европу, не оправдались. В первую очередь, это могло быть связано с доступом к европейскому рынку и получению какой-то финансовой поддержки со стороны Запада. Звучало, что не пускают белорусские товары на свои рынки и деньги не дают, хотя у самих этих денег много — могли бы и дать. Плюс традиционно, что интересно, он опять пытается вернуться к ситуации 2014 года — к торгу региональной безопасностью — ставшая знаменитой фраза, что мы готовы обеспечить вашу безопасность незадорого, а поначалу даже и за бесплатно. Поэтому на самом деле никакой новой повестки дня нет, есть растерянность и непонимание того, что делать. Если говорить в целом обо всем послании, а не только о внешнеполитической части, то ни на один из острых вопросов, которые стоят перед страной, ответа получено не было.


Андрей Поротников перечисляет главные вызовы для существования белорусской системы, о нейтрализации которых народ и парламент, по сути, ничего не услышали.


Андрей Поротников: Лукашенко сам пребывает в растерянности или прострации. Вопрос развития двусторонних белорусско-российских отношений, с учетом той роли, которую играет Россия, остается приоритетом белорусской внешней политики. Ничего не прозвучало, кроме разочарования и того, что ЕврАзЭС (Евразийское экономическое сообщество) не работает. Второй вопрос связан с дальнейшей перспективой развития отношений с Западом. Очевидно, что та повестка дня, которая интересует Минск, для Запада абсолютно недостаточна. Третий момент связан с внутренней, социально-экономической ситуацией: безработица, массовое обеднение населения, деградация промышленности в регионах — никаких ответов на это тоже не было услышано. Вопрос качества принимаемых решений в области госуправления: опять же, разговоры о том, что надо что-то менять, но как менять и на кого менять непонятно.


Как отмечает экономист, глава Ассоциации малого и среднего предпринимательства Сергей Балыкин, послание рассчитано на разных адресатов — для успокоения белорусского избирателя и для убеждения международных финансовых организаций, затягивающих с выдачей Минску кредитов. «Поэтому выступление и получилось не слишком убедительным», — считает Сергей Балыкин.


Сергей Балыкин:
Послание президента народу и парламенту вызывает несколько противоречивые чувства. Это весьма эклектичный документ, в котором господин президент пытался скрестить ужа и ежа, пытался совместить рыночную риторику со своими откровенно социалистическими или даже, может быть, коммунистическими убеждениями. Заявляет, что на реформы у нас нет денег. Понятно, нет денег на реформы — нет рыночной экономики, нет эффективной экономики — нет денег, нет денег — нет возможности провести реформы. Замкнутый круг.


Но, как отмечает эксперт, в этом году послание все же отличается от предыдущих: «Лукашенко наконец-то увязывает проблемы экономики и безопасности страны».


Сергей Балыкин:
Очевидно, для Лукашенко становится понятным, что проблемы для существования белорусского государства, для его персонального режима порождены не некими внешними угрозами и заговорами, а именно внутренними экономическими проблемами, с которыми он не знает, как разобраться.


Сергей Балыкин также обращает внимание на то, что глава государства заговорил о жизненной важности прямых иностранных инвестиций в экономику страны. Но и тут есть свое особое понимание проблемы.


Сергей Балыкин: 
Дело в том, что Лукашенко так и не понял самого главного: похоже, он продолжает путать инвесторов со спонсорами, которые просто вложат деньги в нашу страну и решат наши социально-экономические проблемы. А ведь для инвестора интерес очень простой — интерес заработать, получить какую-то выгоду. Думаю, послание свидетельствует, с одной стороны, о том, что ситуация в экономике ухудшается. С той же очевидностью оно свидетельствует и о том, что перспектив у нашей страны нет, во всяком случае, при нынешней власти. Поскольку власть не готова переходить на цивилизованные рельсы, не готова работать по общепринятым принципам и желает сохранить для себя тот привычный образ жизни, который сформировался в нашей стране за 25 лет правления Александра Лукашенко и за 70 лет советской власти до этого.


Что касается пресловутого декрета №3, который предполагал уплату налога неработающими белорусами и вызвал масштабную волну протестов по всей стране в феврале-марте этого года, то, как считает Лукашенко, в доработанном виде он еще послужит во благо белорусской экономике. Просто нужна «новая концепция — заставить каждого работать». «Это те люди, которых надо заставлять работать, — считает Александр Лукашенко. — И мы имеем этот опыт — опыт советских времен. Я видел, как этим занимались. Да, может быть методы не те, а может быть и те».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.