Когда едешь из Петербурга и недалеко от границы с Финляндией сворачиваешь направо на небольшую проселочную дорогу, а затем еще немного проезжаешь сквозь лес, справа неожиданно возникает большая газовая станция.


Это компрессорная станция Газпрома, где газ, поступающий по трубопроводам с севера, подготавливают для отправки по двум трубам газопровода «Северный поток», проложенного по дну Балтийского моря.


Здесь проверяют температуру и влажность газа; пыль и песок, попавшие в него, удаляют. Здесь же создается пригодное для транспортировки по подводному газопроводу давление.


На табло диспетчерской видно, что в данный момент через соседнюю станцию компании Nord Stream идет отправка в направлении Германии 5,2 миллионов кубометров газа в час. Газ проходит путь до Германии длиной 1,2 тысячи километров почти за 10 часов.


Сейчас Газпром готовится построить такую же компрессорную станцию в южной части Финского залива. Отсюда будет брать начало новый газопровод «Северный поток — 2».


Проект «Северный поток — 2» вызывает много споров. Финляндия, например, считает его коммерческим проектом, а такие северные страны, как Дания и Швеция, беспокоятся о том, что роль России в Балтийском регионе будет возрастать. Они рассматривают вопрос с точки зрения безопасности и оборонной политики.


По мнению стран, выступающих против проекта, Россия хочет усилить зависимость стран ЕС от поставок своего газа. Но проект поддерживает Германия, что вносит раскол в страны ЕС. Противники напоминают, что российское государство контролирует более половины акций Газпрома.


Финляндия не имеет ничего против строительства газопровода, если будут соблюдаться все условия по охране окружающей среды. Публичные слушания доклада по вопросу воздействия проекта на окружающую среду начнутся в Финляндии в этом месяце. На заводе в Котке на трубы уже наносится утяжеляющее бетонное покрытие.


Газпром полностью владеет компанией Nord Stream-2. Компания уверена, что две новые трубы будут спущены на дно Балтийского моря и в 2020 году будут готовы для транспортировки газа.


«Газпром принял стопроцентные обязательства по строительству газопровода», — говорит заместитель директора департамента Газпрома Дмитрий Хандога.


Две новые трубы будут располагаться на дне Балтийского моря рядом с уже существующими. Таким образом, дополнительного воздействия на окружающую среду не предвидится. По мнению представителей Газпрома, речь идет о коммерческом проекте, поэтому политики не должны оспаривать его в случае соблюдения всех законов.


Вопрос о финансировании остается частично открытым. Стоимость проекта оценивается примерно в 8-9 миллиардов евро. 70% финансирования надо получить на рынках, что, по словам Хандоги, не является сложным.


По первоначальному проекту пять больших западных энергокомпаний Uniper, Shell, OMV, Wintershall и Engi должны стать акционерами проекта наряду с Газпромом. Западные компании вышли из договора, потому что Польша не одобрила идеи создания совместного предприятия. И все же они продолжают поддерживать проект.


Директор по коммуникациям компании Nord Stream — 2 Ульрих Лиссек (Ulrich Lissek) подчеркивает, что газ, продаваемый Газпромом, будет идти европейским энергокомпаниям, а не государствам.


«Неужели вы думаете, что такие компании как Basf, Uniper или Engie превратились в орудия российской политики? Нет, они действуют по законам бизнеса», — говорит Лиссек.


По мнению компании Nord Stream-2 и Газпрома, в дальнейшем Европа будет еще больше нуждаться в российском газе. На рынке ЕС существует конкуренция. По мнению представителей компаний, на российский газ есть спрос благодаря его недорогой цене и гарантированным поставкам. Он вполне конкурентоспособен.


Дмитрий Хандога говорит о том, что путь газа в Германию по газопроводу «Северный поток» короче, чем путь через Украину. Его цена становится ниже.


А как к проекту относятся исследователи?


«„Северный поток — 2“, безусловно, является коммерческим проектом, в противном случае частные европейские энергетические компании не стали бы принимать в нем участие. Коммерческий дух, однако, не означает, что другие стороны от этого должны пострадать», — говорит профессор по энергетической политике Хельсинкского университета Вели-Пекка Тюнккюнен (Veli-Pekka Tynkkynen).


«Особенностью больших энергетических проектов является свое собственное понятие о коммерции».


По словам Тюнккюнена, Газпрому пришлось предложить западным компаниям «морковку». Из-за обострившихся отношений России и Запада энергокомпании вряд ли согласились бы принять участие в проекте, потому что они должны заботиться о своем имидже.


Старший научный сотрудник Института внешней политики Финляндии Антто Вихма (Antto Vihma) напоминает, что большие энергетические проекты всегда имеют и стратегическое значение.


«С помощью этих проектов пытаются оказать и политическое воздействие, чтобы наладить экономические отношения».


Вихма напоминает, что Германия заняла резко отрицательную позицию в том, что касается военных действий России на Восточной Украине. Россия сейчас стремится к тому, чтобы акцентировать внимание исключительно на двусторонних отношениях России и Германии.


Политическую окраску придает тот факт, что Газпром не является частной компанией западного образца, хотя он и использовал на Западе главным образом мягкие средства воздействия, например, выгодные цены.


Кроме прочего, политическим вопросом, по мнению Тюнккюнена, является и вопрос охраны окружающей среды. Газпром подчеркивает, что с точки зрения выбросов двуокиси углерода газ является для стран ЕС более чистым энергоносителем, чем каменный уголь. Дается также оценка воздействия на окружающую среду прокладки труб.


По мнению Тюнккюнена, частично российский газ является выгодным потому, что страны ЕС не интересует влияние производства углеводородов на окружающую среду России. При производстве газа освобождается метан, который является активным тепличным газом.


«В прошлом месяце президент Путин сказал, что изменение климата не обязательно связано с деятельностью человека. Надо понимать, что если мы будем иметь дело с российским газом, мы будем иметь дело также с политикой России в области климата».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.