Рано или поздно это должно было произойти. Почти с самого начала российской интервенции на востоке Украины в Донбассе находятся представители ОБСЕ, направленные туда по решению 57 стран-членов организации с наблюдательной миссией. В общей сложности их количество сейчас составляет около 600. Патрулируя территорию, они на протяжении всего этого времени постоянно сталкиваются с различными опасностями.


Будь то на своих выкрашенных в белый цвет бронированных внедорожниках или пешком, они регулярно попадают под обстрелы. Иногда они оказываются в опасной близости, когда кто-то пускает очередь из автомата Калашникова, и тогда им приходится прятаться где-нибудь в придорожной канаве; иногда где-то рядом с ними взрываются гранаты. Часто наблюдатели получают при этом ранения.


В воскресенье же в Донбассе произошел инцидент со смертельным исходом для одного из наблюдателей ОБСЕ. Поначалу это был обычный, ничем не примечательный выезд на место событий. Шестеро наблюдателей на двух белых бронированных внедорожниках отправились в путь по территории, контролируемой пророссийскими повстанцами.


Они только свернули на боковую дорогу неподалеку от деревни Пришиб, и вдруг произошел мощный взрыв, от которого один из автомобилей буквально разлетелся на части. При этом погиб один американский санитар, а двое других наблюдателей из Германии и Чехии получили ранения. ОБСЕ сообщила, что внедорожник, предположительно, наехал на мину. Женщина-наблюдатель из Германии получила лишь легкое ранение и уже вновь находится на территории, контролируемой украинским правительством.


Еще до начала расследования стороны конфликта обвинили друг друга в этом инциденте. Глава так называемой Донецкой Народной Республики, которую поддерживает Россия, Александр Захарченко, незамедлительно заявил о «провокации» со стороны украинского правительства с целью «очернения» ДНР в глазах мировой общественности. Другие источники на территории сепаратистов говорили об украинских «диверсантах», заманивших наблюдателей в ловушку. Российский МИД в своем сообщении также заявил, что эта «циничная» акция, очевидно, была «провокацией», целью которой было помешать урегулированию конфликта в Донбассе.


Украинский МИД, в свою очередь, используя те же самые выражения, обвинил во всем противоположную сторону. По его словам, смертельный инцидент в очередной раз подтвердил, что «Москва и ее марионетки пытаются запугать ОБСЕ». Москве следует «незамедлительно принять меры, чтобы провокации против наблюдателей ОБСЕ прекратились».


Обвиняя друг друга в этом происшествии, правительства России и Украины не потрудились даже дождаться каких-либо результатов расследования. Когда они выступили со своими заявлениями, еще не было никакой ясности относительно ЧП. Никто не знал, был ли это преднамеренный взрыв (то есть представители ОБСЕ попали в ловушку, что и подразумевалось под «провокацией»), или же это была трагическая случайность, и просто взорвалась одна из тысяч мин, заложенных на территории Донбасса, при взрывах которых постоянно гибнут местные жители.


Если проанализировать ситуацию за без малого три года, которые длится миссия ОБСЕ, нетрудно заметить, что сепаратисты мешают наблюдателям намного чаще, чем украинская сторона. Надо сказать, что наблюдателей не любят и многие украинцы — отчасти потому, что в их число входят представители России, в связи с чем на Украине многие уверены, что информация о позициях украинских сил, которую собирают наблюдатели, незамедлительно попадает к российским артиллеристам. Поэтому иногда украинские солдаты также мешали представителям ОБСЕ, а их белые автомобили обстреливались со стороны предположительного нахождения правительственных войск.


Вместе с тем, подобные инциденты с участием украинской стороны случались относительно редко. Заместитель главы миссии, швейцарец Александр Хуг (Alexander Hug), постоянно указывал на то, что в большинстве случаев его коллеги сталкивались с угрозами или препятствиями со стороны сепаратистов. Те регулярно им угрожали, задерживали или заставляли под угрозой оружия ложиться на землю лицом вниз. Кроме того, на территории, подконтрольной сепаратистам, постоянно случались акции «народного гнева», направленные против представителей ОБСЕ. Иногда демонстранты блокировали их базы и поджигали их автомобили. Однажды целых восемь наблюдателей были похищены сепаратистами и оставались в плену на протяжении нескольких недель.


Тот факт, что с участием украинской стороны подобных инцидентов случалось намного меньше, связан, возможно, с тем, что хотя и среди украинских солдат есть подозрения в отношении людей из ОБСЕ, власти страны ввиду превосходства российской стороны заинтересованы, скорее, в усилении миссии, нежели в ее ослаблении. Так, Киев постоянно требовал, чтобы нынешние невооруженные наблюдатели получили усиление со стороны вооруженного международного полицейского контингента.


В связи с этим утверждения Москвы после инцидента на Западе считают неубедительными. Во всяком случае, соответствующие заявления немецкого и американского правительства были однозначными: канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что поддерживаемые Россией сепаратисты, «незаконно захватившие часть украинской территории», несут особую ответственность за многочисленные нарушения перемирия.


Еще жестче была реакция Вашингтона: Госдепартамент США заявил, что все стороны, «но, в первую очередь, ведомые Россией сепаратистские силы», должны позаботиться о том, чтобы на Украине наступило реальное перемирие. Госсекретарь Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) подчеркнул, что хотя правительство президента Дональда Трампа и заинтересовано в улучшении отношений с Москвой, «действия России на востоке Украины препятствуют этому».


Западные санкции против России, введенные после аннексии Крыма и начала боевых действий в Донбассе, частично по-прежнему остаются в силе. Так что, какими бы ни были обстоятельства фатального взрыва в минувшие выходные — был ли это умышленный или лишь случайный взрыв, — он никоим образом не будет способствовать сближению позиций российской и американской сторон, о возможности которого еще совсем недавно говорил Трамп.