Три недели прошло с тех пор, как мир ужаснулся химической атаке в сирийском Хан-Шейхуне. Но, кажется, кто-то не хочет проводить серьезное расследование на предмет того, что конкретно произошло и кто стоит за этим событием. Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) до сих пор даже не посетила город, чтобы собрать доказательства.


Когда 4 апреля ужасающие фотографии жертв химической атаки в Хан-Шейхуне разошлись по миру, правящие политики и крупные СМИ тут же возложили ответственность на президента Сирии Башара Асада.


Дональд Трамп был настолько уверен в том, кто виноват, что даже вразрез с международным правом решил атаковать Сирию крылатыми ракетами. В прошлый понедельник США приняли штрафные меры и ввели санкции против 271 сирийца, которые работают в Научно-исследовательском центре Сирии.


Но факт заключается в том, что за три недели, которые прошли с момента инцидента, так и не было проведено ни одного серьезного независимого расследования относительно того, что именно произошло в Хан-Шейхуне и кто в этом виноват.


19 апреля Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) выступила с первыми высказываниями, опираясь на рассмотрение дела, начатое 5 апреля.


Этот международный орган ранее расследовал происхождение химического оружия в Сирии. Именно ОЗХО в 2013 году и позднее контролировала передачу правительством 1,3 тысяч тонн химического оружия, которое впоследствии было уничтожено.


В сообщении для прессы 19 апреля генеральный директор ОЗХО Ахмет Узюмджю (Ahmet Uzumcu), бывший посол Турции в НАТО, сообщает, что были найдены «неоспоримые» доказательства использования в Хан-Шейхуне нервно-паралитического газа зарина или ему подобных веществ.


Вывод основан на биомедицинских пробах, взятых у трех погибших и семи лиц, сейчас находящихся в больнице.


Остается неясным, кто снабдил ОЗХО этими пробами и откуда они взялись. На эти вопросы очень важно получить ответ, так как сама организация никого не отправляла в Хан-Шейхун.


Как газета Proletären ранее уже подчеркивала, Хан-Шейхун, как и вся провинция Идлиб, где расположен город, с 2014 года контролируется «Аль-Каидой» (террористическая организация, запрещена в России — прим. ред.) и связанными с ней экстремистами.


Врач в Хан-Шейхуне, который выступал в западных СМИ в качестве свидетеля после атаки 4 апреля, — это подозреваемый в терроризме британский гражданин Шахуль Ислам (Shajul Islam). После ракетной атаки США Шахуль Ислам был в числе разочарованных тем, что Трамп не продолжил атаки.


Не те ли врачи, что работают под покровительством террористов и заинтересованы, чтобы США бомбили Сирию, помогают ОЗХО? Или организация получила эти пробы от властей Турции, страны, глубоко вовлеченной в процесс смены режима в Сирии и прямо возлагающей вину на Асада?


Многие страны ставят под сомнение непредвзятость ОЗХО. 20 апреля Россия и Иран выдвинули предложение провести новое международное расследование под руководством ОЗХО.


По мнению России и Ирана, эксперты ОЗХО должны посетить место, где, по имеющейся информации, произошла химическая атака, чтобы выяснить, что именно произошло. Эти страны также считают, что эксперты должны побывать и на сирийской авиабазе Шайрат, откуда, по словам, например, США, производилась атака зарином.


Требование, чтобы следователи побывали на вышеназванных местах преступлений, представляется разумным. Учитывая, что поддерживаемые западом «Белые шлемы» свободно ведут свою деятельность в Хан-Шейхуне, в возможностях посетить город недостатка быть не должно.


Но руководство международной организации против химического оружия, а в первую очередь представители западных стран, ответили решительным отказом на российско-иранское предложение.


Правительство Сирии также подало в ООН запрос о том, чтобы в Сирию присылали делегацию с целью изучить события в Хан-Шейхуне. Этот запрос тоже не получил позитивного ответа.


Есть риск, что расследование ОЗХО станет частью работы в поддержку тех, кто стремится к смене режима в Дамаске и противодействует решению конфликта путем переговоров между правительством Сирии и оппозицией.


По поводу подозреваемых в использовании паралитического газа мы хотим напомнить, что писал Ахмет Узюмджю в «Аль-Джазире» в феврале 2016 года.


«Настойчивые утверждения, что негосударственные участники конфликта используют химическое оружие в Сирии и северном Ираке, имеют особое значение, так как это увеличивает риск применения ядовитых химических веществ в террористических атаках. Производство нервно-паралитического газа — сложный процесс, но экстремисты легко могут использовать токсичные промышленные химикаты — такие как хлор — если они попадут им в руки. Атака обычным оружием на здание, в котором находятся химикаты, — еще один потенциально разрушительный вариант…»


В первых свидетельских показаниях из Хан-Шейхуна говорилось, что жители подверглись воздействию хлора.


Правда это или нет, мы не узнаем, пока не будет проведено серьезное расследование теми, кто не станет делать выводы о виновном заранее.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.