Бывший президент Венесуэлы, Уго Чавес (Hugo Chávez), если в чем был уверен, так это в том, что «боливарианский проект» должен быть вписан в жизнь международного сообщества. Завоевать поддержку (Чавес это делал с помощью «нефтяной дипломатии») было необходимым условием выживания Революции. И именно это сыграло свою роль в назначении преемника: выбор пал на Николаса Мадуро, потому что (как объясняют сторонники чавизма) он был единственным из ближайшего окружения, кто мог стать международной фигурой. Еще одна ошибка.


На сегодняшний день правительство политического преемника Чавеса закрывается от мира. Оно не только обрушивается с критикой на страны, которые ставят под сомнение правильность его действий, но и выходит из многосторонних организаций, таких как Организация американских государств (ОАГ).


«В ближайший четверг, по указанию президента Николаса Мадуро, мы представим в ОАГ заявление о выходе и начнем эту процедуру, которая продлится 24 месяца», — объявила глава венесуэльской дипломатии, Делси Родригес (Delcy Rodríguez).


Что произойдет с выходом Венесуэлы из ОАГ? «В действительности, ничего, — объясняет Ронал Родригес (Ronal Rodríguez), эксперт из венесуэльского Университета Росарио. — ОАГ ругают в последнее время как раз за то, что эта организация не в силах никак повлиять на ситуацию подобную той, в которой сегодня оказались венесуэльцы ». Принятие «Демократической хартии» в 2001 году вроде бы сдвинуло дело с мертвой точки: документ предполагал создание механизмов, которые бы устанавливали нарушение демократического порядка в стране и позволяли бы вмешаться, чтобы нормализовать ситуацию.


Но Мадуро, как говорят, решил опередить тех, кто грозился применить положения Хартии. «Режим предпочитает выйти из ОАГ до того, как ее членам станет очевидно, что поддержка, оказываемая ему на протяжении долгого времени многими из них, заметно ослабла», — добавляет Родригес.


Хосе Игнасио Эрнандес (José Ignacio Hernández), эксперт в области венесуэльского конституционного права, указывает на то, что выход страны противоречит конституции и не даст никаких немедленных результатов, поскольку «согласно Хартии ОАГ отказ от участия в соглашении станет действительным только через два года, в течение которых Венесуэла должна по-прежнему исполнять Межамериканскую демократическую хартию».


Девятнадцать стран потребовали провести внеочередное заседание Постоянного совета ОАГ (четвертое за месяц по поводу Венесуэлы), чтобы министры иностранных дел проанализировали тяжелое положение в Венесуэле. Это крайне не понравилось чавистам, которые обвинили их во вмешательстве во внутренние дела страны и желании организовать незаконную смену власти и пригрозили своим уходом.


А затем выполнили свою угрозу. «Отныне Венесуэла не будет участвовать ни в какой деятельности и ни в каких мероприятиях, которые бы попустительствовали интервенционизму и вмешательству во внутренние дела государств», — добавила министр Родригес, назвав 19 стран, проголосовавших за созыв заседания, «коленопреклоненными рабами».


МИД Эквадора опубликовал сообщение, в котором призвал все «международные организации и игроков уважать международное право и суверенитет Венесуэлы» и «не поддерживать попытки дестабилизировать ситуацию в стране и настаивать на вмешательстве». В данном случае призыв обращен, в первую очередь, в наиболее радикально настроенным оппозиционерам, которые предлагают крайние варианты решений. Мадуро уверяет, что «венесуэльские правые силы практикуют терроризм, чтобы вызвать хаос и способствовать иностранной интервенции».


«У Мадуро нет той поддержки, которой пользовался Чавес, это очевидно. Но, помимо этого, он еще и сыграл на руку оппозиции, которая потеряла доверие в 2002 году за попытку государственного переворота против Чавеса», — объясняет эксперт Ронал Родригес.


Венесуэльская пресса настаивает на том, что все дело в смене курса Колумбии. «Мадуро считал, что Колумбия должна быть его неизменным союзником и стерпеть все шишки за то, что Венесуэла поддерживает ее мирный процесс. Но вне зависимости от этой поддержки (за которую колумбийское правительство его горячо поблагодарило) Колумбия вольна присоединиться к тому или иному сектору», — добавляет аналитик.


По просьбе венесуэльского правительства Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (СЕЛАК) созывает внеочередное заседание на 2 мая «для обсуждения попытки государственного переворота».


Венесуэльские эксперты убеждены, что международное сообщество может оказать давление, чтобы в стране прекратились преследования, возобновился диалог и был поставлен вопрос о выборах.


После пяти недель волнений, в результате которых, по данным прокуратуры, 27 человек погибло, 437 получили ранения, а 1 тысяча 389 были задержаны (65 из них по-прежнему лишены свободы), нет никакого однозначного решения.


Ни одно из требований оппозиции (несмотря на все акции протеста не набравшей достаточной силы, чтобы надавить на Мадуро, у которого тоже миллионы сторонников) не было удовлетворено правительством: ни организация досрочных выборов, ни полное восстановление прав Национального собрания, ни открытие гуманитарного канала, ни освобождение политических заключенных.


Решение о выходе из ОАГ делает очевидным, что Мадуро не знаком об истории членства Венесуэлы в этой организации. Именно венесуэльский президент Ромуло Бетанкур настаивал на исключении Кубы и Доминиканской республики, когда Фидель Кастро и Леонидас Трухильо действовали против демократии в этих станах. Парадоксальным образом Венесуэла, которая более остальных стран боролась за демократию в регионе, сейчас ей, напротив, угрожает.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.