С первым авианосцем собственного производства Пекин направляет послание: мы хотим стать мировой державой. Новое судно, улучшенная копия российского авианосца советских времен, не является престижным объектом, как это было с Великобританией или Францией.

Париж и Лондон могут позволить себе самое большее один или два дорогих корабля. Китай хочет намного больше. Спуск на воду судна обозначил рождение такого флота, каким обладали до сих пор только США. Это не пустой звук.

Так, как Китай за десять лет построил 20 тысяч километров скоростных железных дорог, так он хочет теперь создать до 2030 года военно-морской флот, достойный мировой державы. Его основой должны стать авианосцы в составе боевых групп, как это имеет место в военно-морском флоте США. Говорят то о шести, то о вдвое большем количестве таких групп. Необходимые для этого эсминцы, заправочные суда и подводные лодки уже производятся.

Без флота нет господства

Пекин не спешил с этим намерением. Ему нужны были капитал, ноу-хау, а также завершение внутренних дебатов о том, можно ли позволить себе такую дорогую технику. Теперь решение принято.


На Желтом море вступил в строй большой аэродром для тренировки пилотов. На его посадочных полосах обозначены контуры судов, для которых проходит тренировка. Они свидетельствуют о том, что будущие авианосцы Китая должны быть таких же размеров, как и американские. Быть может, даже больше.

Желание быть на равных с Америкой играет в этом проекте определенную роль. Но это отнюдь не единственный мотив. Руководство Пекина не забыло, почему европейцы и Япония смогли 150 лет назад поделить между собой Китай. У каждого из них был флот. У Китая его не было — по собственной вине.

Раньше у Китая был флот

В XV веке у империи были корабли, размер которых значительно превышал размеры европейских судов. Адмирал Чжэн Хэ (Zheng He) плавал на них до Кении и Египта. Китай мог бы быть мировой военно-морской державой и противостоять вторжению колониальных стран.

Однако он принял решение отказаться от флота. Такое не должно повториться. Угроза Дональда Трампа начать войну в Восточной Азии, если Китай не сделает в Северной Корее то, чего он хочет, наверняка укрепило китайское Политбюро в этом решении.

Если все пойдет по плану Пекина, то в 2030 году будут две страны, которые смогут продемонстрировать свою мощь перед любым побережьем Земли. Обладание военными средствами усиливает националистические инстинкты.

Где же будет находиться в таком мире Европа? Ей придется поднапрячься, чтобы показать: цели можно достигать также и с дипломатией и экономической мощью.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.