Мы опросили нескольких избирателей кандидата от движения «Вперед!» через несколько дней после того, как он обошел всех в первом туре выборов.


Шарль, научный сотрудник, 49 лет (Бургундия)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Он наиболее либеральный из всех кандидатов.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Нет, колебался и думал вообще не голосовать.

 

— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он выполнит свои обещания.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Да.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Олланда.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Нормально.
 
Марилл, консультант, 24 года (Париж)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Он придерживается центристской позиции, его предложения мне по большей части нравятся, хотя у меня и есть сомнения на счет их финансирования: он не сделал пока никаких уточнений по поводу планов по сокращению госрасходов на 60 миллиардов. Также он молод и харизматичен.


— Вы были уверены в своем выборе?


— В целом, да.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он выполнит большую часть запланированных в его программе реформ (с ними я по большей части согласна).


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Да, но это зависит от конкретного человека (если конкретный кандидат мне неприятен, я могу проголосовать за другого).


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Олланда.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Неплохо, погода хорошая, я в отпуске до конца недели. Жаловаться не на что. По правде говоря, позиции Макрона по отношению к Ле Пен способствуют хорошему настроению.

 

Андре, бывший коммерческий директор, 74 года (Прованс)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— У него лучшая экономическая программа среди фаворитов.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Нет, у меня долгое время были колебания насчет Фийона.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он выполнит свои обещания.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Да, при условии, что его программа совпадает с программой Макрона.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Саркози.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Весь в сомнениях.


Пьер-Эммануэль, предприниматель, 30 лет (Реюньон)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Я сам придерживаюсь либеральных экономических взглядов, и в начале кампании долго колебался между Фийоном и Макроном. Я внимательно следил за кампанией, потому что мысль об обновлении политического класса и молодом президенте была мне приятна. Я уже склонялся в пользу Макрона, когда скандал с супругой Фийона окончательно определил мой выбор.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Я был полностью в нем уверен.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Я жду, чтобы он реализовал свою программу. Именно поэтому я и голосовал за него.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Я буду голосовать за «Республиканцев» или «Вперед!», хотя, наверное, все же поддержку «Вперед!», чтобы дать ему все шансы на парламентское большинство.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— Я голосовал за Саркози в обоих турах. Я чувствовал, какой трагедией может обернуться Олланд, и не ошибся.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Я испытываю облегчение от того, что Жан-Люк Меланшон выбыл из борьбы. Кроме того, я очень впечатлен тем, что Макрон прошел во второй тур, хотя начинал с нуля год назад.


 Алиса, преподаватель (Нант)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Обычно я голосую за Соцпартию, но я не видела себя в программе Амона. Мне не хотелось голосовать за евроскептика… Поэтому мой выбор был весьма ограниченным! В любом случае, я все равно в целом поддерживаю его программу, в частности его предложения по образованию, а также унификации пенсионной системы. Его опыт в частном секторе, как мне кажется, тоже представляет интерес. Я целый день работаю вместе с госслужащими, и мне кажется, их взгляды могут быть недостаточно открытыми и объективными.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Я долгое время колебалась между ним и Меланшоном…. Но меня оттолкнул его евроскептицизм.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Может, это утопия, но… Отхода от раздела на правых и левых, модернизации институтов, возврата к основам в образовании.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Да, чтобы упрочить его мандат.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— Я голосовала за Олланда и Соцпартию… но в этом году на праймериз я поддержала Монтебура.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Я встревожена, как по поводу второго тура, так и парламентских выборов. Мне с трудом верится, что он получит комфортное большинство.


Бенжамен, интернет-предприниматель, 27 лет (Лондон)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Я голосовал за Макрона, потому что мне нравится его программа. Я предпочел бы Фийона, но тот очень сильно подставился…


— Вы были уверены в своем выборе?


— Я был не слишком уверен. Но голосовать нужно. Я выбрал меньшее зло. К тому же, я очень боялся, что пройдет этот ненормальный Меланшон.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Даже не знаю. Я живу в Лондоне. Наверное, меня бы порадовала реформа соцобеспечения.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Пока без понятия. Я не особенно слежу за политикой.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— В 2012 году я не голосовал.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Я голосую впервые в жизни и доволен, что моя лошадь пришла первой. Хотя я все равно особенно ничем не рискую, потому что живу в Великобритании. Меня больше волнует Брексит.

 

Анна, директор по интернет-проектам, 30 лет (Лион)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Его программа не сильно отличается от моих собственных убеждений и ценностей, и к нему есть доверие (насчет Фийона у меня были сомнения). Я не стала голосовать за Фийона, потому что не верила, что он мог реализовать свою программу. В результате я остановилась на Макроне, закрыв глаза на несколько смущавших меня моментов, потому что он молод и амбициозен, его экономическая программа кажется мне жизнеспособной (думаю, сегодня это самое важное для Франции), а программа по экологии и энергетике — единственная среди всех 11 кандидатов, с которой я согласна. Он молод, но мне не кажется, что это недостаток. Думаю, нашему политическому классу необходимо обновление. У меня есть право голоса вот уже 12 лет, и на каждых выборах я постоянно вижу одни и те же лица. То есть, настоящего выбора нет. Надеюсь, что Макрон будет на высоте и сможет изменить ситуацию, а не станет вторым Олландом.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Я проголосовала за Макрона после долгих недель и даже месяцев колебаний по поводу Фийона…. Окончательное решение я приняла за час до того, как пойти голосовать. Поэтому я не могу сказать, что это решение опирается на убеждения, уверенность и веру. Это рациональный выбор, потому что он кажется мне «наименее плохим» среди всех кандидатов.


В целом, по логике, мне бы следовало опустить пустой бюллетень. Но раз такой вариант не учитывается, мне пришлось выбрать кандидата.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он будет следовать своей программе (чего не было раньше). Что он будет придерживаться намеченного курса и не преподнесет избирателям неприятных сюрпризов (в частности мне вспоминается закон HADOPI при Саркози). Что он сохранит голову на плечах в управлении страной, проведет необходимые реформы, займется международной политикой и позаботится об экологии.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Возможно, но все будет зависеть от кандидата и его предложений. Я не из тех, кто голосуют с закрытыми глазами по одной лишь партийной принадлежности.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Саркози. Скрепя сердце. Это было «полезное» голосование против Олланда.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Разочарованной. Политика меня утомила. Детсадовские дебаты, где все перебрасываются обвинениями… Никто больше не говорит о сути программ. Значение имеет лишь форма. Или личная жизнь. Или мелкие делишки всех кандидатов. Их проект будущего Франции не интересует никого, быть может, даже их самих. Я пошла голосовать, чтобы выполнить гражданский долг, но у меня еще никогда не было такого нежелания этого делать. По-настоящему мне не нравился ни один кандидат. И это очень печально для страны. Мы вынуждены голосовать за меньшее из зол…


 Поль-Анри, продюсер, 35 лет (Париж)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— В целом, я поддерживал проект Амона. Затем на фоне его низких рейтингов в апреле я решил голосовать за Меланшона: мне хотелось, чтобы во второй тур прошел хотя бы один настоящий левый деятель. После теракта в прошлый четверг я опасался подъема популярности Ле Пен и Фийона. Тогда я еще раз изменил планы, чтобы не дать этим двоим сойтись во втором туре.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Вовсе нет! По правде говоря, если бы у нас не было никаких опросов, мне было бы легче: я бы проголосовал за Амона без долгих раздумий и расчетов. Мне жаль, что я проголосовал из страха перед правыми, а не из собственных убеждений.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он справится с работой! Я вовсе не убежден, что ему по силам управлять страной. Буду рад ошибиться.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Тут я буду намного более требовательным: я проголосую за депутата, который наилучшим образом соответствует тому, чего я хочу для моего округа, а не ради слепой поддержки Макрона.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Еву Жоли в первом туре, и за Олланда во втором.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— До сих пор беспокоюсь, потому что дело еще не сделано. Кроме того, я устал. А до конца всего этого избирательного процесса остается еще два месяца!

 

Клер, пенсионерка, 67 лет (Иль-де-Франс)


 — Почему вы голосовали за Макрона?


— Я голосовала за Макрона, потому что боялась дуэли Марин Ле Пен и Франсуа Фийона. Марин, конечно же, просто нельзя пропустить, как, впрочем, и Фийона, причем не только из-за скандалов.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Нет, не слишком. Я собиралась голосовать за Амона, и мои страхи не оправдались, в связи с чем я зла на себя.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он примет во внимание голоса тех, кто не согласны с его программой, но поддержат его, чтобы не пропустить Ле Пен. Другими словами, что он не поступит, как Жак Ширак в свое время.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Сложно сказать, пока нам не представили список кандидатов. Если против «Вперед!» будет кандидат-социалист, я проголосую за социалиста или коммуниста. Если против правых будет только кандидат от «Вперед!», я буду голосовать за него.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— В 2012 году я голосовала за Франсуа Олланда.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Плохо. Мне неспокойно в преддверии парламентских выборов на фоне кризиса Соцпартии. Я опасаюсь, что большинства в «Вперед!» будет слишком правым, а часть программы Макрона мне не по душе. В целом, я собираюсь опустить пустой бюллетень во втором туре. Я не буду давать карт-бланш Макрону. Он победит без проблем, но уже без моего голоса.

 

Франсуаза, госслужащая, 60 лет (пригород Парижа)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Бенуа Амона бросили большинство кандидатов на праймериз социалистов, несмотря на обещание следовать правилам этого мероприятия. Точно так же стали вести себя и лидеры Соцпартии. Все это вызвало у меня опасения насчет того, что во втором туре сойдутся Марин Ле Пен и Франсуа Фийон. В такой перспективе я не смогла бы голосовать ни за кого из них: Фийон кажется мне почти таким же опасным, как Ле Пен, причем оба они отпетые мошенники!


Программа Бенуа Амона была мне по душе намного больше всех остальных, и мне очень жаль, что Франсуа Олланд стал затягивать дело, и что Мануэль Вальс, как обычно, сделал ставку на фаворита. Мне жаль, что левые слишком часто поступались своими принципами за последние пять лет, и что Бенуа Амону с прочими несогласными не хватило смелости поступить так же, как Жан-Люк Меланшон. Тем не менее Жан-Люк Меланшон кажется мне опасным, потому что любой популизм представляет угрозу, даже в том случае, если идет со стороны левых (взгляните на Италию вчера и сегодня… или на Венесуэлу!).


— Вы были уверены в своем выборе?


— Раз у Бенуа Амона явно не было шансов пройти во второй тур, мне не оставалось ничего, кроме как ограничить «ущерб», то есть проголосовать за центристский политический проект, который не слишком мне по душе, но представлен демократом и гуманистом. Кроме того, он — единственный, кто может собрать вокруг себя достаточно демократов (они есть среди правых, левых и даже ультраправых), что бы дать отпор Национальному фронту и вновь спасти нас от этой угрозы.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Его проевропейские позиции придают мне уверенности, потому что нам как никогда нужна сильная Европа. Тем не менее, как мне кажется, его больше интересует Европа предприятий, чем Европа народов, что прискорбно.


Надеюсь, он не реализует проект реформ через указы, еще один вариант статьи 49.3, который означает поворот в сторону от демократии…


Надеюсь, он в полной мере осознает возникший разрыв между гражданами и их политическим представительством: он — молодой, «новый» деятель, который может, наконец, порвать со старыми политиканами-карьеристами с помощью демократических мер (запрет совмещения, два мандата максимум, правила деонтологии…). Наконец, мне бы хотелось, чтобы он слушал и слышал! У граждан есть, что сказать…


Как бы то ни было, я не строю на его счет особых иллюзий и рассчитываю на полное переустройство левых, потому что в противном случае в следующий раз плотину может прорвать…


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Все будет зависеть от предложенных Эммануэлем Макроном кандидатов, а также кандидатов от левых в моем округе.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Франсуа Олланда в обоих турах.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Особой эйфории нет. Надеюсь, что еще смогу проголосовать, руководствуясь моими идеями, а не расчетом.


Николя, руководитель, 30 лет (Тель-Авив)


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Чтобы не пропустить экстремистов. Кроме того, решение было принято методом исключения. Я — правоцентрист и либерал, в связи с чем у меня оставался лишь выбор между Фийоном и Макроном. «Скандалы» меня особенно не смущали, но все равно оставили определенный след. Все решилось в тот момент, когда Фийон заявил о намерении развивать отношения с Россией и Ираном.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Да, но я впервые в жизни голосую совершенно бесстрастно.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Что он переосмыслит занятость, станет развивать франко-израильские отношения в другом ключе по палестино-израильскому конфликту, будет расширять участие Франции в Европейском Союзе и наоборот.


Кроме того, я рассчитываю на определенную этику президента и политического класса в целом.


— Вы готовы голосовать за кандидата от «Вперед!» на парламентских выборах?


— Не знаю. Я вот уже 12 лет живу за границей, и мой голос будет зависеть от программы конкретного кандидата, а не его партийной принадлежности.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— Я не голосовал на прошлых выборах. Я в принципе не ходил раньше на выборы, потому что не ощущал себя вправе делать это, раз сам живу за границей. Но в этом году я поступил иначе, поскольку опасаюсь Марин Ле Пен и Жана-Люка Меланшона.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Спокойно, потому что «республиканский фронт» должен перекрыть путь Марин Ле Пен. Хотя я волнуюсь за французское общество, более 40% которого голосовало за экстремистов. Нужно знать меру.


 
Франси, кадровый консультант, 61 год (Иль-де-Франс) 


— Почему вы голосовали за Макрона?


— Я голосовал за Эммануэля Макрона, потому что поддерживаю его. Еще до президентской кампании я наткнулся на его книгу и понял, что у него есть свое видение (по политическим, социальным, экономическим, экологическим, национальным и международным вопросам), и что он еще не определился с программой, потому что сделал выбор в пользу демократического участия: предложенные меры должны были проистекать из работы на местах, из столкновения точек зрения простых граждан и экспертов… Я знаю людей, которые смогли найти время, чтобы поучаствовать в этих рабочих группах. Я уважаю их, поскольку знаю, как они работают на своих предприятиях и какие ценности отстаивают.


На основе всего этого была сформирована требовательная программа. Она пытается охватить все социальные и международные трудности, которые современность и неравенства ставят перед нашим сознанием богатой страны. Дело в том, что Франция — богатая страна. Я знаю это, потому что мне довелось несколько лет жить и работать в государствах с диктатурой и повальной нищетой. Эта программа предлагает французам открытость к Европе, в центре которой должна находиться политическая и символическая роль Франции: без Европы Франция (3,26% мирового ВВП) не в силах самостоятельно справиться с экологическими, социальными, экономическими и политическими проблемами, которые ставят перед нами происходящие в мире перемены. Я рад тому, что живу в Европе, и что Макрон предлагает новую Европу, которая стоит на службе народов, сильна своим разнообразием и отстаивает права человека.


— Вы были уверены в своем выборе?


— Да, совершенно уверен, поскольку ощущаю связь с взглядами Эммануэля Макрона на Францию, Европу, меняющийся мир. Так, например, его обязательства в плане энергетики, окружающей среды и биоразнообразия кажутся мне вполне выполнимыми. Кроме того, как мне кажется, Эммануэль Макрон меняет нашу политическую жизнь, устраняя «партократию». Своим голосом я отвергаю губительный и упрощенческий раздел на правых и левых. Жизнь гораздо сложнее. Я всегда был против упрощенческой категоризации и стереотипных суждений о других людях. Это не бездумная уверенность, а логика, которая включает в себя культурные и эволюционные реалии, пытается примирять, а не противопоставлять, нацелена на долгосрочную перспективу, а не пять лет президентского срока.


— Чего вы ждете в случае его избрания?


— Я жду, чтобы он сохранил верность своим оптимистическим взглядам, демократическому участию, идеалу философии Просвещения; сформировал правительство на основе прагматизма, щедрости, разнообразия и отсутствия сексизма; не отступился от абсолютной необходимости переходного процесса в энергетике, эмансипации в образовательной системе, реформ в школе, равновесия между свободой предпринимательства, государственным регулированием и усилением профсоюзов; добился качества государственных услуг на всей территории страны; продвигал ответственный либерализм; выполнил обещание о расширении соцобеспечения и всеобщих пособиях по безработице; поддерживал развитие ассоциаций. Чтобы он, наконец, реализовал на практике все меры борьбы с уклонением от уплаты налогов.


Чтобы безопасность была как можно более прочной и умной (в частности с помощью превентивных мер). Чтобы он сохранил отвагу и бескомпромиссное чувство мира. Чтобы они с правительством и депутатами внесли вклад в возрождение политической и социальной Европы, которая является фактором мира и равновесия для себя самой и всего мира. Что он добьется предоставления 50% мест гражданскому обществу на парламентских выборах.


Разумеется, я не жду, что президент сделает все… У него есть пределы, но я надеюсь на его искренний порыв и эффективные меры.


— Вы готовы поддержать кандидата «Вперед!» на парламентских выборах?


— Да, потому что для движения вперед нужно большинство. Думаю, что для этого парламенту необходимо следовать более прагматичной и менее идеологизированной логике, как, например, это происходит в Германии.


— За кого вы голосовали в 2012 году?


— За Франсуа Олланда. Я голосовал за левых всегда, кроме 2002 года, когда нужно было не пропустить Марин Ле Пен.


— Как вы себя сейчас чувствуете?


— Все еще волнуюсь. Я просто шокирован тем, что некоторые не видят разницы между Макроном и Ле Пен! Я опасаюсь массовой неявки, которая сокращает разрыв между кандидатами. Макрон — республиканец, социал-демократ, прагматик, автор щедрого и открытого проекта, который стремится вернуться на путь прогресса. Ле Пен же представляет выходцев из Виши и коллаборационизма, неприятие иностранцев, пропитанный ненавистью экономический консерватизм, который губителен для нашей страны. Неявка станет пассивной поддержкой Марин Ле Пен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.