В современных войнах нет никаких «хороших»: сильные мира сего действуют брутально, преследуя цели, находящиеся в их собственных интересах. Так, для Трампа, Путина, Эрдогана и ИГИЛ (организация признана террористической и запрещена в России, — прим. ред.) зло — это только то, что противостоит их власти. Но народы, которые их поддерживают, получат в ответ лишь кровь, пот и слезы.


Ошибочно считать, что когда-то в политике добро и зло играли какую-то конкретную роль в истории: от Александра Македонского до Трампа, от Цезаря до Путина, от Тамерлана до Эрдогана, от Чингисхана до Си Цзиньпина жестокие исторические персонажи, чьи имена навеки высечены в мраморе истории, всегда действовали вне категорий добра и зла.


В области философии истории я придерживаюсь неогегельянства: я считаю, что во всем происходящем есть действующая сила. Политик считает, что это он управляет ею, в то время как в реальности он сам находится под ее влиянием. Это то, что в своей «Философии истории» Гегель называет «хитростью разума». Большой человек считает, что творит историю, когда как он сам создан из истории…


Я говорил это до выборов, во время выборов и после выборов, однажды в Le Point, в другой раз в L'Obs, повторял и в других изданиях и на телевидении: Трамп — «надувная кукла капитализма». Я предсказывал, что он не будет сдерживать свои обещания, что не следует опасаться его и его шарлатанства, потому что он сразу вновь станет тем, кем никогда не переставал быть, тем, чем являются все президенты Соединенных Штатов, — простой игрушкой в руках капитала. Я даже не представлял себе, что моя правота будет признана столь скоро!


Сразу же после своей победы на выборах Трамп, в действительности, хорошо отзывался о Хиллари Клинтон, которую во время кампании угрожал посадить в тюрьму, как только будет избран; потом он отказался аннулировать программу Obamacare, несмотря на то, что это была его излюбленная лошадка во время предвыборной кампании; наконец, он наносит бомбовый удар по Сирии, после того как со всех возможных площадок в мире орал, что при нем Соединенные Штаты выйдут из всех конфликтов в мире! Нет, нас еще ни разу не застал врасплох этот человек, который, как и Обама, как и другие, демократы и республиканцы (в равной степени), показывает, кем он является на самом деле: марионеткой в руках капитализма.


Политики не применяют программу, они подчиняются программе, которая делает возможным само их существование. Так, «Исламское государство» — это исключительно результат внешней политики американцев на Ближнем Востоке, по меньшей мере с 1991 года. Она началась с разрушения Ирака, далее последовало разрушение режимов (разумеется, авторитарных, но светских), которые сдерживали предсказуемое давление исламского терроризма, далее — Ливия и точно так же Сирия. Вслед за этим образовался всемирный хаос, спровоцированный решениями Джорджа Буша-младшего, который сегодня пишет жуткие картины, выставляет свои полотна в галереях, занимает первые места в рейтингах наиболее продаваемых книг с каталогом своей низкопробной живописной продукции, в то время как он должен был бы отвечать за свои действия перед Международным уголовным судом, если вообще не пожизненно гнить в тюрьме для военных преступников или для виновных в преступлениях против человечества.


Под фальшивым предлогом, будто Ирак угрожает Западу оружием массового уничтожения, которого, в действительности, у государства не было, Запад создал хаос, благодатный для процветания террористов (они тоже существуют вне понятий добра и зла), подчиняющихся программе американского империализма. Этот Ирак, который не угрожал нам, потому что Франция обеспечивала его атомными элекстростанциями, технической помощью, оружием и истребителями, а в обмен на них Саддам Хуссейн финансировал президентские предвыборные кампании во Франции, этот разрушенный Ирак теперь представляет идеальную питательную почву для «Исламского государства», а оно уже угрожает по-настоящему. Что было за это Колину Пауэллу (Colin Powell), человеку, распространившему эту информацию по всему миру, а потом признавшему, что 3 марта 2003 года он солгал? Ничего…


В данном контексте открываются новые возможности: для Эрдогана — который давно клянчил, чтобы его страну приняли в состав либеральной Европы, чтобы он мог навязывать там свою волю, в то время как сторонники расширения Европы намеревались навязывать ему свою, — настал час смыть следы оскорбления за этот отказ. И вот он уже открыто угрожает Европе, обращаясь к туркам, живущим в разных странах европейского пространства, что им следовало бы прибегнуть к демографическому оружию, чтобы сместить влияние в Европе в свою пользу. Эрдоган относится к Германии Ангелы Меркель как к «нацистской», и, несмотря на это, Франция принимает эмиссаров турецкого диктатора на своей территории, чтобы они могли вести пропаганду в его пользу в рамках его проекта узаконивания его положения диктатора с благословения Кона-Бендита (Cohn-Bendit) и его европейских единомышленников, полезных идиотов исламизма.


В то же время в надежде смыть следы унижения утраченной Советской империи Путин берет Россию за грудки, утверждая, что хочет восстановить ее достоинство великой державы, которой все боятся, при этом ни он, ни его друзья-олигархи не забывают о более чем прибыльных сделках. В свое время он предлагал альянс Западной Европе, но получил отказ. Таким образом, Путин стал искать поддержку в других местах, но обрел ее за пределами либеральной Европы, а потом уже пошел и против нее.


Мы прекрасно понимаем, что во всем этом нет ни добра, ни зла, здесь действуют иные категории, которые отсылают не к морализаторской нравственной основе, а скорее связаны с физикой сил или с механикой потоков: Благое и Дурное.


В соответствии с этим силомером, запущенным довольно далеко от исповедальной, Благое — это все то, что позволяет реализовать программу, даже если оно в общепринятом языке относится к категории Зла; Дурное же — это то, что препятствует или мешает реализации программы, пусть в общепринятых понятиях оно относится к категории Добра.


Некто Лев Троцкий много размышлял об этой грубой логике в статье «Их мораль и наша». То, что было злом в буржуазном порядке (депортировать, уничтожить, запереть, преследовать, казнить, терроризировать и так далее), было добром в порядке революционном. Мы знаем, что было дальше, знаем, чем это закончилось, когда во имя Блага погибли сотни миллионов людей…


Так, для Путина разорение Чечни — это Добро, потому что это необходимо для реализации его проекта, а именно — искоренения исламизма на всей территории России или бывшей зоны советского влияния. И вот он весь смысл украинского вопроса и аннексии Крыма. Всем известно, что это Добро — Зло по христианской морали, на которую он, кстати, ссылается, целуя руки самым высокопоставленным в стране православным священникам перед объективами и камерами всего мира.


Совершенно очевидно, что мы живем в эпоху цинизма: когда-то политики скрывали свои самые грубые планы под гуманитарными предлогами. Кто же мог осмелиться воспротивиться целям защиты прав человека и духу гуманности или праву на вмешательство, если перед СМИ всего мира из «Врачей без границ» делали героев, а мешки с рисом раздавались перед вечеринкой на Сен-Жермен-де-Пре, после того как мимолетно заскакивали на телевидение в эфир вечерних новостей, чтобы заявить, что мы занимаемся не политикой, а предоставлением гуманитарной помощи?


Кто же еще поверит, что Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy) занимается исключительно правами человека, когда находится в первых рядах рядом с теми, кто под предлогом избежания совершенно умозрительного массового убийства, раздает советы организаторам совершенно реального массового убийства в Ливии? Кто еще полагает, что Бернар Кушнер (Bernard Kouchner) рассчитывал исключительно уважить свою профессиональную врачебную этику и данную когда-то клятву Гиппократа, когда дал свое добро на войны, которые США ведут по всему миру?


Я также не могу забыть фальшивые дискуссии в прессе о понятии «Справедливой войны» (его породили отцы церкви, стремившиеся таким образом оправдать и узаконить христианский империализм и его всевластие на планете) во времена Первой войны в Персидском заливе. Я говорил это в 1991 году, почти четверть века назад: «Справедливая война — это, справедливо говоря, война…»


Следовательно, мы не вступили в новую эпоху: мы лишь сменили иронию «Справедливой войны», убежище «Прав человека», сарказм «Права на вмешательство» на откровенный цинизм, который приводит к альянсу между политиками и торговцами оружием, к тому, что руководящие лица становятся сообщниками в борьбе за контроль и скрытом разграблении стран, подчиненных во имя борьбы с терроризмом, а лидеры крупных держав и их сообщники-мультимиллиардеры, помимо оружия, владеют СМИ, промышленностью, банками, контролируя при этом финансы, а в их платежных ведомостях (если не у них в ногах) числятся высокопоставленные политики.


Очевидность этого всемирного цинизма США выявилась благодаря появлению в интернете альтернативных источников информации. Когда владелец газет вдобавок является еще и торговцем оружием, как же возможно вообразить, что в его ежедневном издании будет даваться объективная информация о геополитике, о геостратегии, о войнах на нашей планете?


Но — вот она снова, хитрость разума — народы, поддерживающие Трампа, Владимира Путина, Реджепа Эрдогана, Абу-Бакра Аль-Багдади, ошибаются, думая, что эти люди восстановят их честь, убытки, достоинство и власть. Они получат все то же самое, что народы видят с тех пор, как мир является миром: кровь, пот и слезы.