Предыдущий президент США Барак Обама остался в коллективной памяти в значительной степени как «хороший президент». С одной стороны, это связано с его образом в глазах общественности, с другой, с неизбежным сравнением с первыми решениями нынешнего хозяина Белого дома. Тем не менее, действительность все же другая. Приведем всего лишь два факта: он не прекратил ни одной из войн, в которых участвовала его страна, когда он занял президентское кресло, хотя и обещал нечто совершенно другое. Он также не закрыл незаконную тюрьму в Гуантанамо, где содержатся десятки людей, которым не предъявлено никаких обвинений. Их дела не рассматривались ни в одной из судебных инстанций, таким образом, их совершенно незаконно удерживают в заключении в течение нескольких лет.

 

Это никак не свидетельствует о его уважении к правам человека и различных народов, которые хотят определять свое настоящее и будущее без чьего-либо внешнего вмешательства. Если говорить о внутренней политике, то за время его президентства бросаются в глаза непрекращающиеся факты расизма и дискриминации в отношении темнокожего населения на всей территории страны, в особенности совершенные полицией, что вызывало акции протеста, которых не наблюдалось вот уже долгие годы. И это при том, что у власти находился первый в истории США темнокожий президент. Но, как бы там ни было, Барак Обама покинул Белый дом, в целом оставив после себя хорошие воспоминания. Разумеется, в числе прочих, на это оказали решающее влияние крупные СМИ, которых можно считать информационными и имиджевыми лобби.


Теперь обратим наш взор на Латинскую Америку. Во время своего президентства, вместе с местными неолиберальными силами, Обама постоянно стремился восстановить традиционное господство США на этом континенте и с этой целью активно использовал СМИ.


После разворота влево значительной части стран Латинской Америки в первое десятилетие нынешнего века США попытались вернуть себе свои знаменитые «задворки», которые считались утраченными, продолжить дальнейшее распространение неолиберальных идей на континенте и укрепление преданных Вашингтону правительств.


Ради достижения этой цели США возобновят использование многих инструментов и методов прошлых десятилетий, таких как экономическое удушение, подкуп, распространение коррупции, замалчивание выступлений правозащитников, блокирование внешнего финансирования, подрывная деятельность и, разумеется, раздувание ошибок, допущенных в эти годы в процессе преобразований. Одним словом, приемы все старые, за исключением установления военно-диктаторских режимов в последние десятилетия прошлого века. Теперь создание «представительной управляемой демократии» со стороны традиционных политических и экономических сил будет считаться достаточным для обеспечения прихода к власти вышеупомянутых режимов. Хотя это и не означает отказа от так называемых мягких госпереворотов, когда США сочтут это необходимым.


Но, помимо вышеуказанных методов, есть и другие, которые играли и играют определяющую роль. На них стоит остановиться особо. Это постоянное использование пропаганды, манипулирование информацией, извращение фактов, очернительство лидеров и демократически избранных руководителей. Важным элементом также являются оскорбления и клевета на руководство страны и лидеров общественных движений. Все это делается с целью выхолащивания процессов преобразований, а вовсе не для политического и информационного анализа в интересах населения. Для практического применения этих методов, помимо известных мозговых центров правого толка, разрабатывающих стратегию и сферы действий, будут использованы СМИ в тесной увязке с местной олигархией, которые будут исполнять директивы, спускаемые из США и Европы, в особенности из Испании.


Так, O Globo в Бразилии, Televisa и Tele Azteca в Мексике, группа Clarín в Аргентине, группа Cisneros в Венесуэле, Caracol в Колумбии и другие крупные медиа-группы станут главными инструментами в руках финансово-промышленных кругов на новом этапе, развернувшемся в последние годы.


Это фаза нового штурма власти с целью реставрации (или поддержания) неолиберальной системы, заметно пошатнувшейся в результате процессов преобразований и возмущения народных масс постоянным обнищанием и нарушением их основных прав. Именно эти СМИ формируют в настоящее время коммуникационную геополитику в Латинской Америке и работают в тесном союзе с различными медиа-группами Европы и США, такими как Fox, Prisa и другие. Они определяют и распространяют идеологию, единое мышление, которое в очередной раз стремится к тому, чтобы стать господствующим. Они определяют возможные горизонты благосостояния, к которым должно стремиться население; они разрабатывают «истину», чтобы узаконить свою систему и поддерживать ее.


Если бросить беглый взгляд на эти годы, то мы увидим, как яростно противостоят вышеуказанные СМИ процессам преобразований. Их редакционная политика во многих случаях определяла стратегию противодействия этим преобразованиям или оправдывала действия тех, кто всегда выступал на стороне финансово-промышленных кругов. Даже в некоторых мягких или парламентских госпереворотах, как удавшихся (Гондурас, Парагвай, Бразилия), так и неудавшихся (Эквадор, Венесуэла, Боливия) они сыграли определяющую роль. Например, в сентябре 2008 года в Боливии, когда эти СМИ распространяли указания для групп, участвовавших в попытке государственного переворота. Представители данных СМИ оказывались в местах столкновений еще до того, как эти столкновения там происходили. И это не исключение, а неотъемлемая часть действительности. Или возьмем кампанию постоянного очернительства супругов Киршнер, когда правительство Кристины Киршнер попыталась ограничить монопольное положение медиа-группы Clarín. Действуя в том же ключе, британская The Guardian развернула кампанию в поддержку Пеньи Ньето (Peña Nieto), баллотировавшегося на пост президента Мексики, и одновременно распространяла клевету в отношении его основного соперника, кандидата от левых сил Андреса Мануэля Лопеса Обрадора (Andrés Manuel López Obrador).


В 2002 году в Венесуэле медиамагнат Густаво Сиснерос (Gustavo Cisneros) стал одним из главных вдохновителей попытки государственного переворота с целью свержения Уго Чавеса, а некоторые даже считали его главным инициатором. Но дело еще и в том, что, как писала в то время испанская пресса (El Mundo, 24.11.16), «как в Венесуэле, так и в других странах могущественные СМИ поддержали переворот прямо и косвенно. Четыре из пяти телевизионных каналов, принадлежащие частным компаниям, постоянно призывали к забастовке и демонстрациям под лозунгами свержения президента. Та же картина наблюдается и в прессе, где девять из десяти центральных газет находятся в частных руках. После того, как народ и военные восстановили конституционный порядок, пресса не дала об этом никакой информации».


За очень редкими и достойными уважения исключениями, большинство медиа-групп в Латинской Америке преследуют сейчас следующие цели: узаконить власть правящих кругов; противодействовать процессам преобразований, которые проводят в жизнь народные массы; и продолжать насаждение неолиберальных идей. Таким образом, они занимаются не столько журналистикой, сколько обслуживанием традиционной политической и финансово-промышленной власти.


Таким образом, их кампании постоянной клеветы и очернительства, создание картины окружающего мира, отвечающей интересам властей, антидемократические нападки на демократически избранные правительства, свидетельствуют о необходимости срочной демократизации этих СМИ, хотя сами они такую необходимость отрицают.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.