Страны-члены ЕС единогласно утвердили жесткий пакет требований к Великобритании в преддверии переговоров по Брекситу. Документ был одобрен 29 апреля на экстренном саммите в Брюсселе всего за четыре минуты. Тем самым члены Евросоюза продемонстрировали редкое единодушие, показав Лондону, что все попытки вбить клин в ряды европейцев бесполезны. Главное требование ЕС: без решения всех спорных вопросов обсуждение нового договора невозможно. Это — принципиальный пункт, поскольку премьер-министр Великобритании Тереза Мэй хотела вести параллельно два переговорных процесса — по Брекситу и по будущему торговому соглашению. Реакция официального Лондона на саммит ЕС была негативной. Министр по выходу из Европейского союза Дэвид Дэвис назвал курс европейцев «конфронтационным», повторив недавнее заявление Терезы Мэй, что «члены ЕС объединяются против Великобритании».


По мнению европейских наблюдателей, саммит преподнес три урока. Во-первых, Европа продемонстрировала невиданное до сих пор единство. Во-вторых, 27 членов ЕС подтвердили, что следующий этап (выработка торгового соглашения) начнется не так скоро, как на это рассчитывала Тереза Мэй, и лишь после того, как Лондон заплатит высокую цену. И, в-третьих, Брексит может дать импульс новому этапу европейской интеграции в формате Европы нескольких скоростей.


В ходе предстоящих переговоров будут обсуждаться три основных вопроса: защита прав граждан ЕС в Великобритании, счет, который должен оплатить Лондон за выход из ЕС, и ситуация в Северной Ирландии, которая имеет сухопутную границу с Ирландской республикой — членом ЕС. Кроме того, в повестке дня будет перенос из Лондона двух европейских структур: Европейского агентства лекарственных средств, на которое уже претендуют Барселона и Вена, и Европейской банковской организации, на которую также много претендентов, в том числе Люксембург. Агентства, в каждом из которых работает до тысячи сотрудников, обязаны покинуть Лондон после Брексита, и это будет тяжелый удар для британской столицы.


Не первом этапе «бракоразводного процесса» основным станет вопрос денег. Лондон будет вынужден заплатить сумму компенсаций до 60 млрд евро. Но и европейцам придется непросто: Великобритания была вторым нетто-донором ЕС после Германии, и годовую бюджетную дыру в 10 млрд евро необходимо будет заполнить. При этом основная нагрузка ляжет на богатые страны — Германию, Нидерланды, Данию и Швецию. Хотя немецкий министр финансов Вольфганг Шойбле заявил, что его страна не заплатит ни одного лишнего евро, мало кто в это верит.


Другим приоритетным вопросом является защита прав граждан ЕС в Великобритании. По приблизительным оценкам, 3 млн граждан ЕС живут, учатся и работают в Великобритании, и около 1 млн британцев — в странах Евросоюза. Евросоюз потребовал, чтобы Тереза Мэй немедленно дала «серьезные и реальные» гарантии гражданам ЕС, проживающим в Великобритании.


Ирландский вопрос выглядит наиболее сложным с политической точки зрения. В случае Брексита Северную Ирландию придется отделять укрепленной границей. В этой связи премьер-министр Ирландской республики Энда Кенни призвал ЕС поддержать объединение с Северной Ирландией (по принципу объединения Германии), чтобы единая страна оставалась членом Евросоюза. Этот вопрос также может быть включен в повестку дня предстоящих переговоров. Для националистических кругов в Лондоне тема объединения Ирландии, как и статуса Гибралтара, чрезвычайно болезненна. А ведь за Северной Ирландией может последовать Шотландия, большинство граждан которой хочет остаться в ЕС.


8 июня Тереза Мэй намерена провести досрочные парламентские выборы, чтобы укрепить свою позицию внутри Великобритании. Но это, как отметили лидеры ЕС, никак не повлияет на позицию европейцев по Брекситу. А премьер-министр Мальты Джозеф Мускат просто сказал, что эти выборы — потеря лишнего месяца для переговорного процесса. Сам процесс Брексита предполагается завершить в 2019 году, однако многие наблюдатели считают, что на решение всех проблем уйдет гораздо больше времени: вероятность уложиться в 2 года составляет менее 50%. Между тем перспективы британской экономики ухудшаются, инвесторы обеспокоены. Экономический рост в этом году замедлился до 0,3%, есть опасения, что в преддверии Брексита банки в массовом порядке начнут покидать лондонский Сити. Ангела Меркель предупредила Великобританию, чтобы та не имела иллюзий относительно будущих отношений с ЕС: прежних привилегий уже не будет.


В ходе прошлогоднего референдума 52% британцев проголосовало за выход из ЕС, 48% — за сохранение членства. За Брексит высказалась Англия «вчерашнего дня»: провинция, пенсионеры, депрессивные регионы, рабочие, мелкие лавочники. За ЕС — большие города, молодежь, представители современных профессий. Инициаторы референдума не просчитали до конца все экономические и геополитические риски: растет вероятность отделения от Великобритании Шотландии и Северной Ирландии. Империя, которая собиралось столетиями, может быть окончательно утрачена в результате одной роковой ошибки. Легко понять «отсталых» граждан, которые поддались националистическому чувству, но куда смотрела знаменитая английская элита, которая могла заблокировать Брексит на любом этапе? По мнению британского аналитика Саймона Тилфорда, в ней также возобладала старая имперская гордость, нежелание находиться в большом европейском коллективе, где доминирует франко-германский тандем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.