«Низшая точка преодолена, вновь начинается рост». Вольфганг Бюхеле (Wolfgang Büchele), глава штутгартского завода M+W и председатель Восточного комитета немецкой экономики вновь с оптимизмом смотрит на восток. И он знает, почему: несмотря на действующие санкции, немецко-российская торговля в январе и феврале продемонстрировала рост на 37% по сравнению с прошлым годом, до десяти миллиардов евро.


«Как известно, санкции только отчасти были виной рецессии в России. Большее влияние оказало сильное падение цен на нефть и значительное обесценивание рубля. И вот цена на нефть вновь возросла, как и покупательская способность и импорт».


Поездку Ангелы Меркель в Сочи — впервые за последние два года посетившей Россию — Бюхеле рассматривает в позитивном ключе: «Мы связываем с ней прежде всего надежды на то, что она даст старт возобновлению диалога».


«Настало время реактивировать замороженные форматы двустороннего и европейского диалога», — сказал Бюхеле. «Продолжительная конфронтация нам в Европе дорого обходится, обе стороны нужны друг другу в решении фундаментальных европейских и глобальных политических вопросов», — говорит Бюхеле.


Вместе с тем глава M+W, работавший также в немецком химическом гиганте BASF, венгерском химическом концерне BorsodChem, финской компании Kemira и руководителем компании по производству газов Linde, двояко смотрит на развитие восточной империи.


С одной стороны, России удалось вновь привлечь зарубежные инвестиции, прежде всего потому, что российское правительство активно продвигает локализацию, когда крупные производители хотят продавать свою продукцию на территории от Калининграда до Камчатки. С другой стороны, многие компании ввиду низких расходов на заработную плату в связи с падением рубля и цен на нефть видят в России и основу для экспорта произведенных там своих товаров в третьи страны.


Коррупция — еще один вызов


Но при всех положительных тенденциях Бюхеле отмечает: «Россия в настоящий момент стабильна, но это может измениться, потому что страна все еще крайне зависима от сырья, средний слой слаб, благосостояние еще не пришло в широкие массы, а темы коррупции и прозрачности продолжают представлять собой вызовы».


Так, председатель Восточного комитета в одном предложении уместил почти все проблемы российской экономики. Но и в других странах Восточной Европы, и Китае из-за схожих проблем тоже ситуация —  не самая лучшая. И все-таки рост товарооборота между Германией и Россией он рассматривает положительно. Из-за западных санкций против российских банков и энергетических концернов, а также ответных российских санкций против европейской и американской сельскохозяйственной продукции объем немецко-российской торговли с 2014 года сильно снизился.


Но сельскохозяйственные санкции, в конце концов, показали, что товаропотоки изменились, производители после долгих месяцев кризиса нашли новые рынки сбыта. «Россия теперь больше импортирует с востока, а мы больше экспортируем на Запад».


Кроме того, Бюхеле надеется, что после встречи Меркель и Путина произойдут подвижки в том, что касается реализации Минских соглашений. Пока были безуспешными все попытки достичь разоружения Восточной Украины или экономического сближения между Украиной и территориями сепаратистов.


Но не только Бюхеле, но и немецкая внешняя политика выступает за начало отмены санкций в обмен на поступательную реализацию Минских соглашений. Но пока немецкая экономика функционирует в условиях санкций.


Министр финансов Антон Силуанов также не слишком оптимистичен на этот счет. «Мы не исходим из отмены санкций», — сказал Силуанов. По его словам, в настоящий момент нет ощущения того, что отношения между Западом и Россией улучшаются.


И все же отношения не могут быть вечно плохими, «прагматизм рано или поздно победит», сказал Силуанов. Как говорится в пословице, надежда умирает последней.