В Сочи Путин и Эрдоган встретились в поисках выхода из конфликта в Сирии — а также из торговой войны между их странами. Увенчаются ли эти поиски успехом, вызывает, однако, сомнения.


Как бы то ни было, туристы вновь могут проводить отпуск в Турции. За день до отлета Реждепа Тайипа Эрдогана в Сочи на встречу с российским коллегой Владимиром Путиным городские власти Анталии опубликовали данные о том, что в апреле количество российских туристов, посетивших этот курорт, выросло в сравнении с аналогичным периодом прошлого года на 40%.


А в апреле прошлого года действовали санкции, введенные Москвой против Анкары после того, как турецкие ВВС в ноябре 2015 года сбили российский военный самолет, который в ходе операции на севере Сирии на несколько секунд нарушил воздушное пространство Турции. Однако в конце прошлого года Путин распорядился отменить эти санкции в туристической сфере. Теперь между Россией и Турцией вновь есть чартерные рейсы. В этой связи падение доходов турецкого туристического сектора, хотя и не прекратилось, но замедлилось.


Впрочем, в сельскохозяйственной отрасли между Москвой и Анкарой продолжается торговая война, обошедшаяся производителям обеих стран в сотни миллионов долларов. Россия в качестве реакции на сбитый самолет ввела санкции против двух десятков видов турецкой сельскохозяйственной продукции, из которых лишь некоторые уже выведены из-под санкций. Так, российские покупатели вновь могут найти в магазинах капусту, брокколи, лук или гвоздики из Турции; однако запрет на ввоз помидоров, огурцов, яблок и других овощей и фруктов до сих пор не снят, несмотря на многочисленные просьбы турецкой стороны.


Лишь частично были сняты также ограничения на деятельность работающих в России турецких компаний, в первую очередь, в строительном секторе. Делегация, собранная уже после референдума о конституционной реформе в Турции 16 апреля, съездила в Россию, но вернулась ни с чем: ни вице-премьеру Мехмету Шимшеку (Mehmet Simsek), ни министру экономики Нихату Зейбекчи (Nihar Zeybekci) не удалось добиться приемлемого для Анкары результата.


Возможные совместные операции против Ракки


Москва требует, чтобы Турция сначала отменила свои штрафные импортные пошлины против российских продуктов, введенные в середине марта в качестве реакции на российские санкции. Так, пошлины на российские пшеницу, кукурузу и подсолнечное масло достигают сейчас 130%, что, по сути, равнозначно запрету на их импорт. Зейбекчи открыто признал, что речь идет о мерах по поддержке отечественного сельского хозяйства, пострадавшего от российских санкций. Впрочем, Турция не может обойтись без импорта пшеницы и по этой причине, в частности, начала соответствующие переговоры с Украиной, чтобы, по мере необходимости, возместить недостаток российских поставок.


Усиление турецко-украинских торговых отношений, в свою очередь, невыгодно Москве. Кремль и без того косо поглядывает на турецко-украинское сотрудничество в военно-промышленной области. Так, Киев и Анкара согласовали ряд совместных проектов, либо ведут соответствующие переговоры. В частности, речь идет о развитии спутниковых технологий, навигационных систем и двигателей. Москве это не нравится, тем более что переговоры о поставках систем ПВО С-400 в Турцию, о которых в последнее время стало известно, еще не закончены.


И над всеми этими вопросами нависает туча главных разногласий — по поводу ситуации в Сирии. Россия поддерживает президента Башара Асада, а Турция настаивает на его свержении. Москва поддерживает курдское ополчение на севере Турции, а Анкара борется с ними. На севере Сирии, в Африне, располагаются российские части и военные наблюдатели, и перед ними стоит задача отговорить Анкару от дальнейших нападок на эту территорию, где курды составляют значительную часть населения.


Перед отъездом Эрдогана в Россию СМИ цитировали, что он, в частности, собирался обсудить с Путиным возможные совместные операции в окрестностях Ракки, где находится главный штаб так называемого Исламского государства (запрещенная в России организация — прим. ред.).


Однако турецкому президенту, главной целью которого является «выключить из игры» курдов не только в рамках операции в Ракке, но и в рамках послевоенного урегулирования в Сирии, и ранее не удавалось уговорить на это российскую сторону. Пресловутая «нормализация» двусторонних отношений, в которой некоторые наблюдатели в прошлом году видели даже потенциал для серьезно антизападного союза, во многих аспектах наткнулась на непреодолимые разногласия в рамках экономической и политической игры с нулевой суммой.