Участники конфликта и страны-гаранты вступают в четвертый раунд переговоров в Астане, который начнется в столице Казахстана в среду. В этот раз целью переговоров будет обсуждение вопросов новых с точки зрения их формата и постановки, однако их содержание и цель остаются полностью неизвестными.


Согласно просочившейся информации о российских планах, речь идет о создании четырех зон безопасности. Однако, механизмы их создания и цена, которую за это придется заплатить оппозиции — те вопросы, которые еще не были поставлены и не обсуждались.


После появления этого российского плана сирийцы задались вопросом о его полезности и целях Москвы в нем. Особенно когда происходит установление полного иностранного контроля над сирийской территорией. Россия фактически оккупировала западную часть Сирии и все ее побережье, в дополнение к ощутимому присутствию в городах Алеппо и Пальмира. Иран и его группировки контролируют большинство районов Дамаска и его окрестностей, Хомс и его пригороды, прилегающие к Ливану, а также имеют твердое присутствие в провинциях Хама и Алеппо. Демократические силы Сирии контролируют большую часть провинций Ракка, Хасака и Дейр эз-Зор, будучи в большей степени лояльными к США, и в меньшей степени — России.


Являются ли предлагаемые Россией зоны безопасности политическим разрешением конфликта или это фактически означает русско- иранскую оккупацию в одних районах и израильско-американскую в других?


Возможно, Россия проводит политику обессиливания и истощения сирийцев, чтобы заставить их принять любое предлагаемое решение? Особенно учитывая их разочарование как в политической, так и в вооруженной оппозиции?


Один из лидеров диссидентского движения Мухаммед Хамаду считает, что «позиция России по-прежнему ясна и очевидна. Путин и министр иностранных дел Лавров обозначили, что эта позиция не менялась и не поменяется, а именно: никаких переговоров о судьбе Асада вестись не будет». В эксклюзивном интервью для Baladi news Хамаду указывает на то, что Россия продолжает поддерживать режим в военном и политическом плане, более подробно говоря следующее: «что касается военного аспекта, то Россия вместе с Асадом участвует в физическом уничтожении сирийского народа. Говоря о политическом аспекте, речь идет о навязывании делегации оппозиции в Астане требования борьбы с терроризмом. В том случае, если делегация от оппозиции примет это условие, то это приведет к следующим последствиям: так называемая умеренная оппозиция посвятит себя борьбе с "Исламским государством" (запрещена в РФ — прим. ред.) и "Организацией за освобождение Леванта", что даст силам режима и ополченцам вздохнуть с облегчением. Они смогут восстановить свои силы и разработать планы по устранению оставшихся враждующих сторон (умеренная оппозиция и Аль-Каида). Наконец, это решение отвлечет от проблем на севере Сирии, где увеличится контроль курдских сепаратистов на большей части территории».


Стоит отметить, что режим, который Россия защищает в Астане, ровно за месяц до даты четвертого тура переговоров устроил бомбардировку города Хан Шейхун с применением газа зарина, при которой погибли по меньшей мере 92 человека. В свою очередь Россия — гарант в Астане — наложила вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, осуждающую это преступление.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.