Кремль призывает нового президента Франции «преодолеть взаимное недоверие и объединить усилия для обеспечения международной стабильности и безопасности». Некоторые российские аналитики, которым явно пришлось не по душе поражение благожелательно настроенных по отношению к Москве Франсуа Фийона и Марин Ле Пен, высказались менее дипломатично. Кроме того, определенные влиятельные силы в окружении президента России, которые создали условия для приглашения в Кремль Марин Ле Пен, теперь должно быть раскаиваются за принятые ими решения… Как и многие англосаксонские журналисты, они думали, что Франция не отличается выступавшей за Брексит Англии и выбравшей Трампа Америки. Первый важный урок для Москвы и остальных: Запад — не единое целое, а Франция — не просто копия англосаксонского мира, тем более в политическом плане. В любом случае, властным кругам в России сейчас нужно многое переосмыслить.


Ранее мы уже отмечали, что Россия допустила ошибку, выступив против Эммануэля Макрона. Дело в том, что он — не идеолог «атлантизма», как представляли его некоторые (в Москве и в ультраправых кругах), а реалист, который понимает значимость России на международной арене. Иначе говоря, примирение при президенте Макроне возможно.


Как бы то ни было, у взаимопонимания Париж-Москва имеется одно обязательное предварительное условие: необходимо отбросить логику холодной войны, в рамках которой некоторые близкие к власти российские патриоты, как, впрочем, и ряд американцев, рассматривают мир как противостояние лагерей. Для Кремля это означает, что он должен перестать видеть в Западе враждебное ему образование. Восприятие Европы как практически неотличимого от НАТО и США геополитического конкурента попросту не соответствует действительности. Вашингтон и Москва могут соперничать в геополитике, но это вовсе не обязательно должно отражаться на отношениях Европы и России: ЕС — мирный союз государств без планов на расширение в обозримом будущем…


Это предварительное условие следует логике здравого смысла, которая отвечает интересам России и других ключевых международных игроков: процветающая и прочная Европа — это интересный торговый партнер и значимый геополитический игрок, который способствует экономической глобализации и международной стабильности. Китай прекрасно понял это: в отличие от настроенных против Запада российских националистов он предпочитает мирный многополярный мир логике противостояния в духе холодной войны, когда победа одного предполагает уничтожение другого… Россия заинтересована в том, чтобы последовать примеру Китая, как в экономике, так и в геополитике.


Такой более рациональный подход к ЕС мог бы открыть путь для избирательного сотрудничества, которое тем вероятнее и нужнее, что Россия и Франция/ЕС могли бы договориться по ряду внешнеполитических вопросов. В первую очередь, стоит отметить четыре темы, по которым Париж и Москва могли бы договориться в ближайшие месяцы, если бы у них хватило на это политической воли:


— Противодействие администрации Трампа в том случае, если она ведет себя чересчур агрессивно. Военная логика президента США заставляет опасаться худшего на международной арене, которая может быстро стать нестабильной (ситуация в Корее или на Ближнем Востоке). В России, по всей видимости, с ностальгией вспоминают об оси Париж-Берлин-Москва, которая сформировалась в ответ на войну в Ираке в 2003 году. Эммануэль Макрон не боялся критиковать выходки Трампа и, судя по всему, выступает против традиционной американской поддержки Саудовской Аравии против Ирана (Трамп вновь подтвердил ее). В отличие от предшественника Макрон предпочитает нейтралитет, возможность для диалога с Эр-Риядом и Тегераном для наиболее эффективной защиты французских интересов. Париж не станет равняться на Вашингтон и, как и Берлин, не примет дестабилизацию Ближнего Востока и Азии. Таким образом, если Россия примет упомянутое выше условие, по ряду вопросов возможно восстановление оси Париж-Берлин-Москва.


— Борьба с «Исламским государством» (запрещенная в России террористическая организация — прим.ред.) и международным джихадизмом в целом. Для кандидата Макрона именно он был главным врагом, как в Сирии, так и за ее пределами. Франция стала целью джихадизма, и новый президент должен проводить жесткую антитеррористическую политику. В этом вопросе Москва и Париж вполне могли бы найти (пусть и ограниченное) пространство для договоренности.


— Серьезная работа ради мира между Арменией и Азербайджаном. Как отмечалось ранее, у Франции имеется необходимый дипломатический капитал для серьезного мирного процесса между двумя этими странами, однако без России тут, разумеется, ничего не выйдет. Москва пыталась извлечь краткосрочную выгоду из замороженного конфликта, который опасно «разогревается» вот уже какое-то время. Новая война за Нагорный Карабах обернулась бы для нее большими проблемами. Россия и Франция вполне могли бы договориться по этому значимому для региона вопросу. Кроме того, мирный процесс внес бы вклад в укрепление связей двух наших стран.


— Поддержка мирного процесса в Афганистане. Похоже, что на фоне нынешней нестабильной ситуации в стране, у американцев нет никакого другого решения, кроме военного, которое за последние 15 лет доказало свою неэффективность. Россия объединилась с Китаем и двумя ключевыми странами региона (Иран и Пакистан) и предлагает настоящую дипломатическую альтернативу. Она могла бы стабилизировать Афганистан и создать условия для эффективной борьбы с ИГ в регионе. Это отвечает национальным интересам Франции. Во всяком случае, куда больше, чем постоянная нестабильность, которую подпитывает американский милитаризм.


Россия и Франция вовсе не обречены на вечное противостояние. Хотя у них нет согласия по всем вопросам, по ряду существенных тем их интересы совпадают. Будем надеяться, что Париж и Берлин осознают это и будут действовать соответственно. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.