Один из важнейших вопросов, на которые приходится отвечать лидерам страны в сфере внешней политики, это вопрос о том, как планировать и как толковать понятие об «изменении» или «эволюции» (во внешней политике — прим. перев.). На самом деле, когда мы говорим об «изменениях» или «эволюции» внешней политики, мы что имеем в виду? В каких случаях нам большей частью приходится говорить об изменениях и какова грань между «изменением эффективным» и «изменением сдерживающим»?


«Эффективная эволюция» — это эволюция, которая происходит в рамках принципов или основ внешнеполитического курса страны, и истолковывается обычно как укрепление этих самых принципов, а «эволюция сдерживающая» — это изменение, которое происходит вопреки основным принципам внешнеполитического курса страны, и оно приводит к тому, что у прочих международных игроков возникает жажда оказать влияние на внешнюю или даже внутреннюю политику страны в собственных корыстных интересах.


Когда в 2008 году Обама смог победить на президентских выборах в США своего оппонента, кандидата от Республиканской партии Джона Маккейна, многие его соотечественники как раз пребывали в ожидании того, что произойдут такие изменения, которые затронут сами принципы, основы внешней политики их страны. Иначе говоря, они находились в ожидании структурных изменений. Однако Збигнев Бжезинский, старший советник предвыборного штаба Обамы, откровенно сказал о том, что такие изменения во внешнеполитическом курсе США и его принципах недопустимы и если что-то и возможно изменить, то лишь в отношении тактики и риторики. Этот пример красноречиво свидетельствует о том, что США (будучи главным врагом Исламской Республики Иран и установившегося в нем строя) провели четкую грань между «эффективными» и «сдерживающими» изменениями в своей внешней политике. И при этом США, очевидно, хотят от Ирана, чтобы он изменил принципы и основы своей внешней политики как раз в интересах Запада! Иными словами, США, оставшись верными принципам и законам «эффективных изменений» в собственной внешней политике, требуют, чтобы мы произвели в нашем внешнеполитическом курсе изменения «сдерживающие». Это означает, что наша стратегия (внешней политики —прим.перев.) переместится на тактическое поле, созданное США. Это та игра, которая в случае реализации — не дай бог — не сулит нам никаких иных результатов, кроме поражения!


Все без исключения сейчас согласны с тем, что регион да и весь мир в целом оказались в очень чувствительном и в то же время решающем временном отрезке. С одной стороны все видят эскалацию в регионе «террористического кризиса», инициируемого религиозными экстремистами, сионистами и саудитами, пользующимися поддержкой Запада.


С другой же стороны мировое общественное мнение видит саботирование Америкой условий «ядерного соглашения» и ждет последствий этого кризиса — того, как он скажется на внешней политике Ирана и прочих стран, входящих в «Группу 5+1» (группа стран-посредников при подписании Ираном «ядерного соглашения» — прим. перев.).


В этом случае лучшим вариантом игры во внешнеполитической сфере в отношении наших врагов и врагов нашей системы будет такая игра или такая схема, при которой основы внешнеполитического курса страны будут укрепляться, а тылы — усилены для возможных тактических маневров. Однако — самое главное — наши действия должны быть строго соответствовать ситуации, реальным фактам, а не определяться иллюзиями, и нам следует категорически воздерживаться как от ошибочного анализа, так и иллюзорных и доверительных ожиданий в отношении Запада.


Наше послание миру в текущий момент — это незыблемость принципов, на которых основана внешняя политика страны, незыблемость той стратегии, которая выросла на наших идеалах. Быть внимательным относительно Запада, зорко наблюдать за игрой противника, конструктивно взаимодействовать и эффективно присутствовать на всех международных «полях битвы» (на что также обращается внимание в 20-летнем Перспективном плане развития страны) (документ, предусматривающий развитие ИРИ до 2025 г. — прим. перев.), жестко действовать в ответ на амбиции и демагогию противников революционной внешней политики и двигаться, строго придерживаясь курса, заданного лидером (духовным — прим. перев.) страны — это все можно считать секретом нашего успеха в эти переломные исторические моменты. Пройти их или благополучно миновать «изломы истории», не придерживаясь революционных принципов внешней политики, будет невозможно. Не следует забывать, что враждебность США и их агентов в отношении Ирана, пока он является Исламской республикой, не имеет границ.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.