Накануне выборов в самоуправления интернет-портал Delfi опубликовал довольно примечательную интерактивную карту, которая показывает изменение количества жителей в регионах Латвии за последние семь лет. Картина печальная — за пределами рижского региона численность населения сократилась в среднем приблизительно на 9-10%. Действительность еще более сурова, потому что многие из тех, кто задекларировал место жительства в сельских районах, на самом деле работают в Риге или даже за границей. Не намного лучше ситуация в «перспективных центрах развития» регионов.


Что означают эти 9-10% за какие-то семь лет? Средняя продолжительность жизни в Латвии сейчас около 73 лет. Это значит, что при сохранении нынешних тенденций развития в течение жизни одного человека, как минимум, часть Латвии полностью изменится. Это будет вспаханная и лесистая земля, но без людей. Хорошо это или плохо? По-моему, плохо, хотя в Латвии и прозвучало мнение: ничего страшного в этом нет, урбанизация происходит во всем мире…


Приведенные выше цифры подтверждают еще одну довольно поучительную взаимосвязь, а именно: эти показатели достаточно ровные по всей Латвии, во всех ее регионах, а не только в часто упоминаемой «депрессивной Латгале». Мы могли бы сказать, что головотяпы избраны в 10-20 самоуправлений, что там живут ленивые, бездеятельные и не знающие люди. Но никак не может быть, что абсолютно во всех сельских краях политики, должностные лица самоуправлений, предприниматели не умеют привлекать частные инвестиции или европейские фонды, создавать новые, хорошо оплачиваемые рабочие места, проявлять творческий подход с целью привлечения туристов и т.д.


Из этого следует, что корень проблем нужно искать не в местных людях, не в самоуправлениях, а в условиях, в которых они находятся или вернее: в которые они поставлены. Это означает также то, что переломить неблагоприятную тенденцию могут только принятые в Риге и Брюсселе политические решения. Скажем откровенно: прямая помощь, включая деньги.


Вопрос также о том, насколько мы еще суверенны в принятии решений и достаточно ли громко звучит наш голос в Брюсселе? Мне, к примеру, непонятно, почему у нас до сих пор есть Банк Латвии, а не Рижский филиал Европейского центрального банка. Это обман, прикрытие красивыми словами. Две главные функции центрального банка — денежная эмиссия и определение ставок по кредитам — уже в компетенции не Риги, а Франкфурта. Мы больше не имеем права принимать госбюджет со значительным дефицитом даже в том случае, если деньги задумано направить на развитие. Кандидат на должность канцлера Германии от Социал-демократической партии Мартин Шульц (недавний председатель Европейского парламента) недавно заявил, что в будущем все страны еврозоны должны формировать один общий бюджет. Аналогичного мнения придерживается также только что избранный президент Франции Эммануэль Макрон. Если будет так, то у Латвии исчезнет еще один атрибут суверенного государства — принятие решений по бюджету, а наш премьер-министр может стать всего лишь управляющим «Латвийской волости».


Хорошие дороги в Литве в советское время можно объяснить ничем иным, как умением (настойчивостью, бесстыдством?) в выпрашивании благ у Москвы, или, как тогда говорили, в «выбивании фондов». Бывшие функционеры Госплана Латвийской ССР часто рассказывали, что на пути в Москву в их чемоданах всегда был черный бальзам, шпроты и конфеты фабрики Laima. Правда, это в большей мере было своеобразным ритуалом, проявлением уважения, потому что московским чиновникам не хватало только «птичьего молока». Что повезет в Брюссель наш «староста Латвийской волости»? Не шпроты же — в них вроде бы слишком много вредных веществ.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.