45-й американский президент отличается тем, что старается придерживаться буквально нескольких любимых и хорошо им освоенных тем. Во время его поездки на Ближний Восток одной из ключевых стала тема иранского терроризма.


Очевидно, что в Эр-Рияде такая риторика Дональда Трампа была встречена с большим удовольствием. Его вообще саудиты встречали по самому высшему разряду. Особенно эта разница ощутима по сравнению с тем приемом, который тут устроили Бараку Обаме в апреле прошлого года. Прежний американский президент прилетел на день раньше до открытия саммита стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, специально чтобы переговорить с королем Салманом. Однако тот отправил в аэропорт на встречу высокого гостя простых чиновников, главным из которых был городской глава Эр-Рияда. Так руководство Саудовской Аравии отреагировало на «ядерную сделку», позволившую Ирану развивать ядерную энергетику в обмен на обещание свернуть разработки ядерного оружия. За это со страны была снята часть санкций. Выход из международной блокады их главного врага никак не мог обрадовать саудитов.


В этом смысле Трампу было достаточно просто привлечь короля Салмана на свою сторону, развивая тему дальнейшей изоляции Ирана. А крупнейшая оружейная сделка на 110 миллиардов долларов и прочие бизнес-контракты на колоссальные суммы позволили американскому президенту вспомнить другую свою любимую тему — тему создания в Америке новых рабочих мест. Госсекретарь Рекс Тиллерсон не забыл упомянуть: «Поставки военного оборудования и услуг отвечают долгосрочным задачам обеспечения безопасности Саудовской Аравии и всего Персидского залива, особенно в свете зловещего иранского влияния и связанных с Ираном угроз по всему периметру саудовских границ».


Больше вопросов возникает по поводу так называемого «арабского НАТО» — регионального военно-политического альянса, в котором лидирующую роль сыграют Саудовская Аравия, разумеется, при поддержке США, и ее союзники — Объединенные Арабские Эмираты, Египет и Иордания. В перспективе в союз предполагается привлечь более сорока государств, включая Пакистан, который, напомним, обладает ядерным оружием.


Выстроить такую организацию — задача весьма непростая, зная, насколько осложнены отношения между государствами — потенциальными членами. Но, в любом случае, это шаги в том же стратегическом направлении: против шиитского Ирана.


Некоторый парадокс заключается в том, что президент Роухани, победивший на выборах и оставшийся на второй срок, шел с программой как раз наращивания открытости и увеличения сотрудничества с основными глобальными силами — Китаем, США, Европой. Иранские избиратели его убедительно поддержали, отдав за него 57% голосов против 38,5% у настроенного более изоляционистски Раиси. Но у президента Роухани сейчас, выходит, не будет собеседника, по крайней мере, в Вашингтоне.


Приехав в Израиль из Саудовской Аравии, Трамп и тут развил в первую очередь антииранскую тему. Правда, по ходу пришлось поклясться, что в разговорах с русскими в Овальном кабинете название Израиля не звучало. Дома полыхает скандал, связанный в том числе с разглашением президентом совершенно секретной информации, которая может привести к разоблачению и уничтожению разведывательной сети Израиля на территории, подконтрольной ИГИЛ.


Как обычно бывает в большой политике, руководители стран замнут эту тему, несмотря на смертельные угрозы, которые возникли у людей, занимающихся обеспечением национальной и международной безопасности «в поле». Зато попытаются развить имеющийся взаимный интерес. 17 мая Госдепартамент США объявил о расширении санкций по отношению к Ирану, а Израиль выразил надежду, что американцы на этом не остановятся. Вот Тель-Авиву представилась возможность сыграть на антииранских струнах Дональда Трампа. С учетом того, что он совсем не против.