Президент Трамп все больше склоняется к тому, чтобы выбрать внешнего консультанта, который помог бы ему провести расследование в связи с его избирательной кампанией и вмешательством России в выборы прошлого года. В последние дни он и его советники частным образом обхаживали нескольких видных юристов, пытаясь соблазнить их на участие в этой работе.


В понедельник, согласно четырем лицам, осведомленным о дискуссиях на эту тему, появился список кандидатов, прошедших окончательный отбор и предложенных на место в юридической команде.


Процесс поисков, в которых Трамп участвовал лично, как ожидается, в ближайшие дни выльется в создание официального юридического объединения, в которое войдут юристы из нескольких компаний. По словам источников, они будут работать вместе, направляя Трампа в рамках проходящих сейчас федерального расследования и расследования, инициированного Конгрессом.


Хотя список «финалистов» отбора пока остается открытым для изменений, и в него могут быть добавлены имена, два источника, близких в процессу поиска, сообщили: президент пришел к заключению, что он предпочитает, чтобы его представляла команда юристов, а не один специалист. Этой командой будут управлять назначенные лидеры.


Четыре лица, осведомленные о ходе дискуссий, сообщили эту информацию на условиях анонимности, так как у них нет права говорить об этом предмете публично.


Юристы, общавшиеся с Белым домом и вошедшие в список финалистов, — это Марк Касовиц (Marc E. Kasowitz), Роберт Джуффра-младший (Robert J. Giuffra Jr.), Рид Вайнгартен (Reid H. Weingarten) и Теодор Олсон (Theodore B. Olson), сообщают источники.


Еще два юриста, которые изначально также рассматривались в качестве кандидатов, но с тех пор, по крайней мере, на настоящий момент, были исключены из списка в связи с законодательными или профессиональными препятствиями — это Брендон Салливан-младший (Brendan V. Sullivan Jr.) из компании Williams & Connolly и А.Б. Калвахаус-младший (A.B. Culvahouse Jr.), совладелец компании O'Melveny & Myers, которая известна тем, что проводит проверки политических кандидатов.


Касовиц, знакомый с Трампом уже пару десятилетий, как ожидается, получит роль лидера. Совладелец компании Kasowitz, Benson, Torres & Friedman в Нью-Йорке, Касовиц представлял Трампа много раз, включая его разводы, сделки по недвижимости и обвинения в мошенничестве Университета Трампа.


Потенциальным осложнением для Касовица является тот факт, что бывший сенатор Джозеф Либерман (Joseph I. Lieberman), главный кандидат Трампа на должность лидера ФБР, сейчас работает старшим консультантом в его фирме. Если Либермана официально назначат управлять ФБР, а Касовица — оказывать Трампу юридическую помощь, оба они — один будучи лидером организации, расследующей возможное вмешательство России, а другой — консультантом Трампа по этому же вопросу, окажутся представителями одной фирмы, из-за чего станет вероятным конфликт интересов.


Джуффра, Олсон и Вайнгартен уже говорили с высшими должностными лицами администрации о команде, как сообщает лицо, осведомленное о процессе.


Белый дом не ответил на запрос о комментарии на предмет того, как Трамп собирается оплачивать работу этой внешней юридической группы, расходы на которую не могут быть покрыты федеральным правительством. Однако адвокаты по финансированию избирательной компании заявили, что Трамп, вероятно, мог бы привлечь средства из своего комитета по переизбранию, чтобы покрыть юридические издержки, связанные с расследованиями по России, включая деньги, пожертвованные в этом году.


«Когда дело доходит до судебных издержек, критерием является то, были бы эти расходы понесены вне зависимости от кампании или нет, — говорит Дэниел Петалас (Daniel Petalas), юрист, занимавшийся финансированием вашингтонской избирательной компании и выполнявший функции действующего генерального советника Федеральной избирательной комиссии и главы исполнительной власти. — Так что если оказывается, что Трамп — как в качестве кандидата, так и в качестве должностного лица — сталкивается с юридическими издержками, связанными с этим его общественным положением, то он имеет право использовать средства из своей кампании, чтобы покрыть подобные юридические расходы».


Нарушая традиции, избирательный комитет Трампа продолжает агрессивно собирать пожертвования и после его избрания. В последние дни в связи с письмами и текстовыми воззваниями, рассылаемыми по электронной почте, в Белом доме постоянно звучат споры.


«То, что вы видите в новостях, — это ОХОТА НА ВЕДЬМ, — гласит пятничное письмо, призванное собрать пожертвования в один доллар. — Но настоящая жертва — не я. Это ВЫ и миллионы других храбрых американцев, которые отказались склониться перед Вашингтоном и проголосовали за РЕАЛЬНЫЙ ШАНС в прошлом ноябре».


У президента, бывшего нью-йоркского девелопера недвижимости и звезды телевизионных реалити-шоу, есть и личные средства, чтобы покрыть свои юридические издержки.


Некоторые независимые эксперты замечают, что решение президента предпочесть команду юридических консультантов, а не выбрать одного, может усугубить уже существующую проблему в связи с борьбой за власть в стенах и так погруженного в хаос Белого дома.


«Единственная цель, которую он преследует, — попытаться справиться с некоторым беспорядком, который, кажется, повлиял на его правовую позицию, — говорит юрист из предыдущей администрации в чистосердечной беседе о президенте на условиях анонимности. — И создание этой Вавилонской башни в рамках своей юридической группы в некотором роде отражает те проблемы, которые в первую очередь и поставили его в трудное положение. Вот уж что действительно лишнее — так это какая-то сложная командная работа, в процессе которой различные люди соревнуются за право быть выслушанными».


Джуффра, совладелец компании Sullivan & Cromwell в Нью-Йорке, — консультант по координации компании Volkswagen, который признал некачественное проведение проверки на выхлопы в США.


Олсон, бывший американский генерал-консультант, добился продвижения в 2000 году, когда участвовал в деле о выборах в Верховном Суде, которое обеспечило победу Джорджу Бушу-младшему. Позднее он объединился со своим бывшим демократическим противником по делу «Буш против Гора» Дэвидом Бойзом (David Boies), чтобы успешно опротестовать в 2008 году установленный в Калифорнии запрет на однополые браки.


Жена Олсона, Барбара, была убита 11 сентября 2001 года в результате террористической атаки, когда самолет, в котором она летела, врезался в Пентагон. Сейчас Олсон, совладелец вашингтонского отделения компании Gibson, Dunn & Crutcher's, женат на леди Бут Олсон (Booth Olson), которая все жизнь причисляла себя к демократам.


Вайнгартен, влиятельный юрист в вашингтонской компании Steptoe & Johnson, известный своим простонародным стилем, — маловероятный кандидат, так как представлял интересы клиентов-демократов и близко дружит с Эриком Холдером-младшим (Eric H. Holder Jr.), который был генеральным прокурором при президенте Бараке Обаме. Холдер и Вайнгартен познакомились в начале своей карьеры в департаменте юстиции.


Ни один из четверых прошедших отбор кандидатов не ответил на запрос о комментарии. Сотрудник Белого дома сказал, что у администрации комментариев нет.


Майкл Коэн (Michael D. Cohen), давний юрист Трампа и исполнительный вице-президент компании Trump Organization, остается личным юристом президента и его поверенным и также участвует в обсуждении, сообщают источники.


Внешняя юридическая группа будет работать отдельно от канцелярии Белого дома, которой руководит Дональд Макган (Donald F. McGahn), раньше выполнявший функцию юриста предвыборного штаба Трампа. В прошлых администрациях такие президенты, как, например, Билл Клинтон, назначали внешних консультантов, чтобы с их помощью справляться с острыми юридическими проблемами.


Правительственный юрист, который участвовал в правовой защите Клинтона, рассказал, что бывший президент заплатил миллионы долларов в качестве компенсации за то, что фирма его представляла.


Попытка Трампа собрать внешнюю юридическую команду начинается с того, что Роберт Мюллер III (Robert S. Mueller III), уважаемый бывший федеральный прокурор и руководитель ФБР, стал работать в роли специального советника министерства юстиции по вопросу о возможных связях между членами избирательного штаба Трампа и российским чиновниками.


Споры и политическая драма, бурлящие вокруг предполагаемых связей с Россией, с самого начала захлестнули президентство Трампа, подпитывая гнев в Белом доме, чьи обитатели чувствуют себя мишенью угроз и несправедливых подозрений. Именно это чувство, в частности, и побудило президента уволить Джеймса Коми (James B. Comey) с поста директора ФБР, а последствия этой меры привели к тому, что должностные лица департамента юстиции привлекли Мюллера в качестве специального советника.


Коми, который согласился дать показания на открытом заседании сенатского комитета по разведке, сказал друзьям, что постоянно вел заметки по поводу всех своих контактов с Трампом в этом году. Демократы восприняли эту новую информацию как свидетельство потенциального нарушения правосудия, а некоторые критики Трампа предполагают, что в итоге даже вероятен импичмент.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.