Турне президента США Дональда Трампа, которое началось в Саудовской Аравии, продолжилось в Израиле, Палестине, Ватикане и минувшим днем протянулось до Брюсселя, дает некоторые сигналы о приоритетах Вашингтона во внешней политике в новый период.


Доктрины Буша и Обамы


В период после 11 сентября 2001 года внешнеполитическая доктрина президента США Джорджа Буша была больше построена на «упреждающих операциях». А это подразумевало заблаговременное устранение вероятной угрозы, которая в дальнейшем может взять на прицел национальную безопасность США. В рамках этой доктрины администрация Буша осуществила вмешательство в Ирак после Афганистана и свергла Саддама Хусейна. Ближний Восток до сих пор переживает боль этого вторжения.


Барак Обама, придя к власти после Буша, обещал вывести военных из Афганистана и Ирака. Ближний Восток был бременем. США нужно было ориентироваться на Тихоокеанский регион, Латинскую Америку и Азию. Старые враги могли стать новыми партнерами. Обаме, который одобрил процесс, связанный с заключением ядерного соглашения с Ираном, удалось растопить лед и в отношениях с Кубой. Но Ближний Восток продолжал упорно преследовать его. Американские военные, основная масса которых была выведена из Ирака, стали частично возвращаться назад. На этот раз их стягивали не только в Ирак, но и в Сирию, где шла мировая война в миниатюре.


В интервью журналу Atlantik прошлым летом Обама назвал применение химического оружия в Сирии «красной чертой» и охарактеризовал свое невмешательство как «нарушение сценариев Вашингтона». С другой стороны, Ближний Восток внес вклад в формирование внешнеполитической доктрины Обамы. Отныне США воевали не напрямую с привлечением своих военных, а используя местные силы, как, например, в Сирии, сотрудничая с Отрядами народной самообороны — ответвлением террористической Рабочей партии Курдистана.


Оружейная сделка с саудитами


Сейчас на сцене — новый президент США Дональд Трамп. В рамках своей первой зарубежной поездки Трамп, можно сказать, совершил межрелигиозный тур, который начался в Эр-Рияде, продолжился в Иерусалиме и достиг Ватикана. Но до вчерашнего дня важнейшим шагом в рамках этого турне была оружейная сделка, заключенная с саудовским руководством, на сумму 110 миллиардов долларов. Это соглашение, по которому США могут продать Саудовской Аравии оружия на 350 миллиардов долларов за десять лет, дает некоторые ключи к пониманию внешней политики Трампа.


Когда Иран благодаря ядерному соглашению, заключенному в период Обамы, выходил на передний план как региональная сила, утверждалось, что это повысит шиитское влияние в Сирии и Йемене. В то время как усиление Ирана вызвало беспокойство в странах Персидского залива, и прежде всего в Саудовской Аравии, в отношениях традиционных союзников, Вашингтона и Эр-Рияда, возник холод.

 

Президент США Дональд Трамп и король Саудовской Аравии Салман ибн Аль-Сауд


Благодаря новой оружейной сделке с Саудовской Аравией США после взлетов и падений в американо-саудовских отношениях, начиная с терактов 11 сентября 2001 года, возвращаются к Эр-Рияду. Администрация Трампа, стимулируя сотрудничество арабского мира с Израилем против Ирана, поддерживаемого Россией и Китаем, отстаивает ту точку зрения, что военное развитие Саудовской Аравии усилит ее позиции в борьбе с терроризмом и уменьшит нагрузку США в военном отношении. В то время как такие американские производители оружия, как Lockheed Martin, Boeing, Raytheon, извлекут прибыль из этой сделки, и в США возникнет почва для новых рабочих сфер, правозащитные организации предупреждают: чем больше оружия, тем больше нарушений прав человека.


«Америка прежде всего» и распределение нагрузки


В ходе визита в Эр-Рияд Трамп изменил курс во внешней политике, при этом вчерашний визит в штаб-квартиру НАТО был важен с точки зрения будущего трансатлантических отношений. У президента США, который ранее называл НАТО «устаревшей» организацией, было два посыла к альянсу. Распределение финансового бремени и более эффективная борьба с терроризмом. В рамках решения об обязательствах, принятого союзниками по НАТО на саммите в Уэльсе в 2014 году, каждый член должен выделять на оборону не менее 2% от ВВП. Пока лишь немногие страны-члены могут достичь этой цели.


Трамп с самого начала оказывает давление в вопросе о необходимости распределения этих финансовых затрат или так называемого «распределения бремени». НАТО, сделав на саммите символический шаг в ответ на это давление, объявило о решении присоединиться к коалиции по борьбе с ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.). Кроме того, генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг (Jens Stoltenberg) отметил прогресс, достигнутый членами альянса в вопросе о расходах на оборону в последнее время. Не только Эр-Рияд, но и НАТО, президент США побуждает к военному развитию.


Говорить о какой-либо доктрине Дональда Трампа, который приступил к работе только в январе, пока рано.


Тем не мене становится понятно, что важными пунктами во внешней политике президента Трампа будут «Америка прежде всего» (America first) и «распределение бремени» с союзниками (burden sharing). Мы увидели это как в ходе визита Трампа в Саудовскую Аравию, так и на переговорах в Брюсселе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.