Для российских разведчиков Прага — удобное место для жизни и создания базы для дальнейшей экспансии. По словам Джона Р. Шиндлера, американского эксперта в области безопасности, центром кремлевского шпионажа является российское посольство в Праге. Однако намного опаснее так называемые нелегалы.


«У них подлинные документы, доказуемая биография, потому что спецслужбы уделяют много времени тому, чтобы создать достоверную легенду. Таких людей практически невозможно разоблачить», — говорит бывший аналитик Агентства национальной безопасности США и специалист по шпионажу и терроризму. Сервер HlídacíPes. org взял интервью у Джона Р. Шиндлера, когда он приехал в Прагу на саммит по безопасности Stratcom 2017.


Hlídací Pes: Какую роль в информационной войне играет российская дипломатия, посольства в отдельных странах?


Джон Р. Шиндлер:
В информационной войне, которую Кремль сейчас ведет против Запада, против Европейского Союза, российская дипломатия играет значительную роль. К примеру, российское посольство в Праге: там невероятно большой штат. Такое число сотрудников (около 140) в посольстве в стране с десятью миллионами населения — это слишком. Разумеется, между Москвой и Прагой есть исторические связи, но все равно.


— А что это значит? Что среди дипломатов есть определенный процент людей, которые в Чехии находятся под дипломатическим прикрытием, но выполняют совершенно другие задачи?


— По общим оценкам, в западных посольствах как минимум треть дипломатов — совсем не дипломаты, а сотрудники спецслужб. Я бы сказал, что их около 40%. Они занимаются разведкой. Я не сомневаюсь, что чешская контрразведка BIS вместе с сотрудничающими службами прекрасно об этом знает и умеет отличить дипломата от не-дипломата. Кстати, у разведки тоже есть свои ограничения, и нужно знать, кто есть кто. В случае российского посольства все еще сложнее.


— Почему?


— Потому что по сути все российские дипломаты, включая настоящих, так или иначе занимаются шпионажем. Приведу пример. Я — Юрий, культурный атташе, настоящий культурный атташе. Но при этом я знаю, что если по работе встречу кого-то, кто может быть интересен, скажем, какого-нибудь аналитика одной из чешских политических партий, то часть моей работы — пойти в резидентуру и передать контактную информацию. В таком духе на спецслужбы в посольстве России работают все. Некоторые «на полную ставку», некоторые — на половину.


— Можно ли с этим что-то сделать? Ведь существуют дипломатические нормы, договоренности, договоры…


— Шпионаж считается незаконной деятельностью в целом во всем мире. Поэтому во всех странах есть механизмы для того, чтобы объявить некоторых лиц персонами нон грата, нарушившими дипломатические нормы. Каждый дипломат должен получить в принимающей стране аккредитацию. Если он ведет себя не как дипломат, а как шпион, то у страны есть право выслать его. Кстати, это уже несколько раз происходило в Чешской Республике. Проблема в том, что в ответ высылаются дипломаты из Москвы. А сотрудников чешского посольства в Москве меньше, чем в шпионов в российском посольстве в Праге. Но есть и другие методы: следить за этими людьми, выяснять, что их интересует, с кем они встречаются, можно усложнять им жизнь… Правда, для государства это весьма накладно, если мы говорим о слежке 24 часа в сутки.


— Кроме того, по всей видимости, российская разведка не сосредоточена только вокруг посольства…


— Разумеется, нет. Наибольшую проблему в этой шпионской игре представляют так называемые нелегалы. Это сотрудники российской СВР и ГРУ, которые работают на территории Чехии и других стран без дипломатического прикрытия. Они живут тут как рядовые люди, зачастую из третьих стран (не обязательно из России), к примеру: поляки, немцы, да кто угодно… У них подлинные документы, доказуемая биография, потому что спецслужбы уделяют много времени тому, чтобы создать достоверную легенду. Таких людей практически невозможно разоблачить. Они не вращаются в посольских кругах, не встречаются с российскими офицерами спецслужб. В 2015 году в Нью-Йорке нелегал Евгений Буряков был раскрыт только из-за того, что совершил ошибку и встретился с офицером СВР из российского посольства в США. В прошлом году его выслали в Россию. В Чешской Республике, которая близка к России, — довольно большая русская община, и такой нелегал может затеряться как иголка в стоге сена.


Цель свергнуть Путина не стоит


— Чем, как Вы считаете, Чехия интересна России?


— Вы — член Евросоюза и НАТО, и, кроме того, здесь немалая часть населения симпатизирует России. В Чехии также силен российский бизнес и туристическая отрасль. Мы все знаем, как вот уже на протяжении 90 лет русские любят Карловы Вары. Поэтому в Чехии российским шпионам легко работать. Свою роль играет и привлекательность Праги. С другой стороны, много говорят о российской пропаганде и информационной войне, и, как мне кажется, ситуация в Чехии для российских спецслужб усложняется.


— И тем не менее Прага играет роль своего рода тихой гавани, базы для дальнейшей экспансии на Запад?


— В Праге приятно жить, хотя она и не Вена. Но русских больше всего привлекает тот факт, что Чехия — член НАТО, а Австрия — нет. Цель — проникнуть в политические и бизнес-структуры, да и, честно сказать, Россия уже давно «освоила» Вену, еще во времена холодной войны, и некоторые шпионские структуры пережили ее. Так же и в Чешской Республике Россия воспользовалась тем, что после 1989 года началось формирование совершенно новых разведывательных структур. Пришли люди, которые в 90-е годы только набирались опыта, и российский шпионаж успел пустить корни.


— Часть работы посольств, настоящих дипломатов — информировать, передавать домой информацию о событиях в той или иной стране. Как вы думаете, они передают, учитывая текущую информационную войну, достоверную картину происходящего в стране, в данном случае Чехии, или же намеренно искажают события? К примеру, избирательно цитируя тех или иных пресс-секретарей или источники…


— Я думаю, что, скорее, эти люди участвуют в распространении лживой информации. Для этого у них есть такие официальные каналы, как Sputnik, бывший «Голос России», а также неофициальные. Россия по-особенному преподносит ЕС и НАТО. Европейский Союз она выставляет организацией, которая охвачена хаосом и упадком, описывает вездесущих беженцев, которые совершают преступления в Европе, что, особенно учитывая ситуацию в Чехии, является вопиющей ложью. Россия стремится подорвать доверие к ЕС. Это политическая война. Но важно, что Россия не пытается создать новую политическую ситуацию, а использует уже существующую. Нападки на ЕС успешны, потому что витают антибрюссельские настроения. Плюс классические лживые новости (fake news), хотя у них может быть достоверная основа. К примеру, учения НАТО в Польше и странах Прибалтики. Учения были небольшими: всего несколько сотен солдат и 87 танков, и проходили они в нескольких сотнях километров от российских границ. Но российские СМИ сообщили о 500 тысячах военнослужащих и 870 танках. Совершенно выдуманная информация. Но и вы здесь в Чешской Республике видите, как эти лживые новости, связанные с НАТО, с удовольствием используют экстремисты левого и правого толка.


— Наверняка вы сами часто слышите в ответ, что пропаганда не является однонаправленной, что информационную войну ведет не только Кремль, но и Запад, США… Как вы отвечаете на это?


— Любое правительство стремится преподнести себя в лучшем свете. Европейский Союз хочет позитивного образа ЕС, НАТО хочет позитивного образа НАТО. Чешская Республика тоже хочет читать о себе только хорошие новости. Если они основаны на фактах, то почему бы и нет — все нормально. Однако в основе российской пропаганды совершенно противоположное: она базируется не на фактах, а на эмоциях и лживых новостях. То же касается операций спецслужб. И Чешская Республика, и Запад вообще-то тоже проводит свои спецоперации против России, и это нормально. Но ненормально то, что происходит вмешательство в политику других государств, в президентские кампании, как было в США или во Франции. Кремль явно поддерживает создание в западных государствах промосковских правительств. Мы же стремимся — к примеру, посредством неправительственных организаций — поддерживать демократию и власть права в России. Но свергнуть Путина мы не пытаемся. В Германии грядут парламентские выборы, и я уверен, что они станут очередной проверкой для российского влияния и нашей способности к сопротивлению и адекватной реакции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.