Говорят, что, если у вас есть только молоток, то все проблемы вокруг начинают казаться гвоздями. Как же нам повезло! У президента Трампа есть молоток, но он будет применять его, только чтобы крушить то, что построили другие, а мир будет следить за ним в изумлении и ужасе. Очередным крайне тревожным примером стало его решение вывести США из Парижского соглашения по климату: после 200 лет научных исследований и 20 лет усердной дипломатии, которой удалось объединить все страны мира, кроме Сирии и Никарагуа, наш президент внезапно принял решение о выходе из этого соглашения.


Это глупое и безрассудное решение — самый глупый шаг США со времен начала войны в Ираке. Однако это не просто глупое и опрометчивое решение. Это полное отречение от двух цивилизующих сил на нашей планете — от дипломатии и науки. Это решение подрывает шансы нашей цивилизации на выживание в условиях глобального потепления, оно подрывает сами основы нашей цивилизации, потому что она во многом основана на действии этих двух сил.


Сначала о науке. С 1800-х годов мы медленно, но уверенно увеличивали объем наших знаний о том, как работает климат, в частности — почему на нашей планете теплее, чем должно быть с учетом ее удаленности от солнца. От Фурье до Тилдаля, от Аррениуса до Ревелла, Зюса и Килинга ученые пытались выяснить, какую роль углекислый газ и другие парниковые газы играют в регулировании температуры. К 1980-м годам, когда суперкомпьютеры позволили людям создать сложные климатические модели, мы осознали, какая судьба ожидает нас. Тогда ученые озвучили то предупреждение, которое нам необходимо было услышать.


В новом тысячелетии мы своими глазами увидели последствия глобального потепления. В 2014 году был установлен новый температурный рекорд, который был побит уже в 2015 году, а затем снова в 2016 году. Мы увидели, как стремительно тают арктические льды. Мы зафиксировали тревожный рост в статистике наводнений, засухи и лесных пожаров, и мы сумели установить непосредственную связь между этими явлениями и выбросами парниковых газов в атмосферу. Это стало самым масштабным в истории планеты примером научного метода в действии, диалектики гипотезы и скептицизма, которые в конечном итоге пришли к мощному консенсусу относительно важнейших аспектов сохранения жизни на нашей планете. Спустя неделю после того, как ураган «Сэнди» пронесся по Уолл-Стрит, на обложке Bloomberg Businessweek появился заголовок: «Это же глобальное потепление, глупые».


Но теперь президент Трамп (и 22 сенатора-республиканца, которые написали ему письмо с просьбой пойти на этот шаг) делают ставку на то, что все эти исследования и выводы были ошибочными. В период предвыборной кампании г-н Трамп назвал глобальное потепление «мистификацией», и этим своим решением он решил подтвердить свою правоту — фактически он сам себя спровоцировал. Его заявления не подкреплены никакими научными аргументами или авторитетными мнениями — ни в США, ни в других странах. Весьма показательно и то, что он хочет сократить финансирование спутников и океанографических буев, которые позволяют нам следить за изменениями климата. Все те данные, которые они позволяют накапливать, доказывают глупость г-на Трампа. По сути, он пытается доказать, что законы физики в мире не действуют.


Но г-н Трамп отвергает не только науку. Парижское соглашение по климату является величайшим достижением дипломатического искусства — процесса, гораздо более сложного, чем наука, и предполагающего неизбежные компромиссы и уступки. Тем не менее, спустя несколько десятилетий напряженной работы мировым посредникам удалось привлечь на свою сторону почти все страны — Саудовскую Аравию и Маршалловы острова, Китай и Индию. 195 стран, включая США, одобрили текст Парижского соглашения по климату.


Американский неэффективный политический процесс уже исказил ситуацию. Причина, по которой Парижское соглашение представляет собой серию добровольных соглашений, а не полноценный договор, заключается в том, что мир уже давно смирился с тем, что ни один обязывающий документ никогда не будет принят в нашем пропитанном нефтью Сенате. И это несмотря на то, что соглашение не требует от нас чего-то сверхъестественного: постепенный отказ президента Барака Обамы от электроэнергии, вырабатываемой на угольных электростанциях, и переход к высокоэкономичным автомобилям позволил бы нам полностью выполнить наши обязательства.


Эти перемены в совокупности с переменами, на которые согласились другие страны, не смогли бы остановить глобальное потепление. Это лишь капля в море. Однако многие надеялись, что Парижское соглашение станет настолько сильным и убедительным сигналом для мировых правительств и рынков капитала, что эти перемены будут лишь началом на пути к сохранению нашей планеты. Многие надеялись, что, начав с Парижского соглашения, мы ускорим переход к возобновляемым источникам энергии — ускорим настолько, что, возможно, даже начнем поспевать за темпами глобального потепления. И некоторые признаки указывали на то, что это могло стать реальностью: резкое падение стоимости солнечной энергии весной этого года убедило правительство Индии отказаться от запланированного расширения угольных электростанций и сделать выбор в пользу создания массивов солнечных панелей. Китай сокращает добычу угля с той же скоростью, с какой он строит ветряные электростанции.


И именно в этот момент президент Трамп решил вывести США из Парижского соглашения — в попытке разрушить наши надежды на будущее ради восстановления прошлого. Лидеры некоторых стран, экономики которых основаны на добыче горючих ископаемых, должно быть, очень довольны (Владимир Путин, возможно, из их числа, поскольку его режим напрямую зависит от добычи углеводородов), однако большинство стран считают это настоящей катастрофой. Большинство стран хотели бы, чтобы США поддержали Парижское соглашение по климату.


Поэтому мы будем бороться. Пока федеральное правительство отрекается от своих обязательств, все мы с удвоенной силой будем бороться против решения президента Трампа. Некоторые города и даже штаты взяли на себя обязательство полностью перейти на возобновляемые источники энергии. Недавно такое решение приняла Атланта. Мы постараемся сделать так, чтобы любого лидера, который еще колеблется в вопросе климата, считали еще одним Дональдом Трампом, и чтобы наши потомки отнеслись к нему с тем презрением, которого он заслуживает. Не только потому, что он не отнесся к проблеме глобального потепления достаточно серьезно, но и потому, что он не захотел серьезно отнестись к нашей цивилизации.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.