Решение Эммануэля Макрона (Emmanuel Macron) принять президента России Владимира Путина в Версальском дворце короля Людовика XIV в конце мая стало весьма разумным шагом недавно избранного президента Франции, который однажды сказал, что его стиль правления будет «юпитерианским».


Стоит отметить, что в Зеркальном зале висит картина Шарля Лебрена (Charles Le Brun), на которой изображен Людовик Великий, держащий в руке молнию — символ повелителя римских богов, о чем рассказал мне французский историк Жоэль Корнетт (Joël Cornette). Между ними есть и другие сходства. Как сказал г-н Корнетт, создается впечатление, что нынешний президент Франции, который высоко отзывался о Шарле де Голле и Франсуа Миттеране, называя их образцами «монархов-республиканцев», тщательно изучил историю правления Короля-Солнца.


«Создается впечатление, что президент Макрон стремится казаться непроницаемым, отстраненным, независимым — это были отличительные черты Людовика XIV», — отметил г-н Корнетт. Подобно Людовику XIV — первому французскому абсолютному монарху, который серьезно относился к общению с народом (его первым советником по связям с общественностью или по пропаганде стал Жан-Батист Кольбер) — г-н Макрон, по всей видимости, очень внимательно относится к своему образу.


Я стала свидетельницей стремительного превращения неопытного политика в национального лидера, который обладает весьма широкими исполнительными полномочиями, характерными далеко не для всех западных демократий, и партия которого, судя по итогам первого тура парламентских выборов, может получить большинство мест в парламенте. Когда я впервые встретилась с ним — тогда он еще был министром экономики — г-н Макрон довольно непринужденно вел себя с представителями прессы: он часто давал импровизированные интервью, говорил откровенно и нередко попадал в заголовки газет благодаря своим броским и запоминающимся высказываниям.


Став кандидатом в президенты, он начал реже общаться с прессой, поскольку ему хотелось быть в большей степени похожим на президента, хотя его бесшабашная натура все же время от времени давала о себе знать (к примеру, он подмигнул мне из своего автомобиля после визита на одно из предприятий недалеко от Парижа). Казалось, он получает настоящее удовольствие от момента, когда нужно было проявлять сочувствие. В Амьене он беседовал с рассерженными рабочими фабрики Whirlpool почти целый час. В бедном парижском предместье он общался с детьми и играл в футбол.


Но, став президентом, г-н Макрон поднялся на гору Олимп. Общение с прессой было ограничено, министрам было запрещено сливать информацию прессе, а для распространения официальных видеообращений и посланий стал все чаще использоваться Twitter. Решительный взгляд из-под слоя косметики заменил собой живые выражения лица, а вместо широких улыбок мы стали все чаще видеть сжатые губы. В ночь своего избрания г-н Макрон невероятно медленно прошел в полумрак, и мне показалось, будто он уходил в вечность. В день инаугурации он проехал по Елисейским полям на военном автомобиле. Герцог Сен-Симон, который оставил после себя самый подробный отчет о правлении Людовика XIV, вполне мог бы описывать нынешнего французского президента, когда он отметил, что монарх тщательно контролировал выражение своего лица, позу и внешний вид.


39-летний французский лидер стремится поднять авторитет президента Франции после правления президента-социалиста Франсуа Олланда, который во время предвыборной кампании позиционировал себя как «нормального» человека и любил поговорить с журналистами «не под запись», и Николя Саркози, чья резкость и гиперактивность в конце концов оттолкнули от него множество избирателей.


«Несмотря на то, что французы обезглавили своего короля, они так и не сумели попрощаться с символами монархии. Они до сих пор привязаны к образу влиятельной фигуры, воплощающей в себе сильную власть, — утверждает профессор Корнетт. — Саркози и Олланд не поняли этого. Они обесценили этот институт».


Хотя г-ну Макрону еще предстоит довести свой «юпитерианский» стиль до совершенства (недавно репортерам удалось снять его в тот момент, когда он довольно неприятно пошутил о мигрантах с Коморских островов) и хотя такое его поведение подчеркивает пренебрежительное отношение к прессе, он все же понял самое главное. Французы не хотят «нормального» президента, как сказал г-н Макрон в интервью французскому журналу Challenges в октябре. «Напротив, такой образ выбивает их из колеи, он лишает их ощущения безопасности».


Лидеры не должны позволять прессе диктовать им, как себя вести, и, по его словам, они должны обладать способностью «просвещать, знать, объяснять значение и направление, заложенное во французской истории». По словам профессора Корнетта, эти комментарии напоминают о наставлениях, которые в 1700 году Людовик XIV дал своему внуку, королю Испании Филиппу V. «Не позволяй никому управлять тобой, будь господином, не выбирай себе ни фаворитов, ни премьер-министра, — написал Король-Солнце. — Выслушивай советы, но всегда принимай решения самостоятельно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.