Издание Washington Post сообщает:


По словам тех, кто ведет переговоры по законодательному процессу, сенаторы заключили соглашение, чтобы на этой неделе представить на голосование всеобъемлющий законопроект о санкциях в отношении России.


Эта мера будет связана с законопроектом об ужесточении санкций в отношении Ирана. Она включает в себя предложения по кодификации существующих санкций в отношении России, введение штрафных мер против Москвы в свете агрессивной деятельности России на Украине, внедрение мер, касающихся ситуации в Сирии и сферы киберхакерства, и предоставление Конгрессу возможности контролировать попытки администрации смягчить санкции против России, прежде чем они будут утверждены…


Меры, представленные в понедельник вечером, предусматривают санкции в отношении разведывательного и оборонного аппарата России, а также части ее энергетики, горнодобывающей промышленности, железных дорог и судоходства. Они также включают положения о наказании лиц, причастных к коррупции и нарушениям прав человека.


В этом законопроекте содержится необычный пункт, который позволяет Конгрессу препятствовать попыткам Белого дома снять санкции с России. Это можно рассматривать как вотум недоверия со стороны республиканцев Сената в вопросе политики президента Трампа по отношению к России.


В письменном заявлении, в котором сообщается об этом соглашении, демократ из комитета Сената по международным отношениям Бенджамин Кардин (Benjamin L. Cardin) отметил, что законопроект содержит требование к Конгрессу провести «санкционированную проверку в случае, если санкции будут смягчены, приостановлены или отменены».


Кодификация действующих санкций, введенных в соответствии с исполнительным указом президента, — это еще один способ лишить Трампа свободы действий. Как объяснил Кардин, новые санкции коснутся «коррумпированных россиян, тех, кто стремится уклониться от действия санкций, кто виновен в серьезных нарушениях прав человека, кто поставляет оружие режиму Башара Асада, кто совершает преступления в киберпространстве от имени российского правительства, кто причастен к нечестной приватизации государственных активов, кто ведет бизнес с российской разведкой и оборонным сектором».


Санкции могут коснуться «ключевых отраслей российской экономики, включая горнодобывающую, металлургическую, судоходную и железнодорожную отрасли». Несмотря на нежелание госсекретаря Рекса Тиллерсона (Rex Tillerson) активно продвигать демократию, этот законопроект подразумевает «активную помощь в укреплении демократических институтов и противодействии дезинформации в странах Центральной и Восточной Европы, уязвимых перед агрессией и вмешательством России». В этом законопроекте также оговаривается необходимость провести оценку уровня коррупции и экономических преступлений в России.


Гуру санкций Макр Дубовиц (Mark Dubowitz) был очень доволен: он высоко оценил «направленный финансовый удар, нанесенный объединившимся Конгрессом против двух наиболее враждебно настроенных держав, угрожающих международному порядку». По его словам, та часть законопроекта, которая касается Ирана, «действует против преторианцев Корпуса стражей Исламской революции посредством жестких санкций, призванных бороться против террористических организаций, поставок ракет и репрессий внутри страны». Что касается той части, в которой речь идет о России, Дубовиц отметил сосредоточенность законопроекта на «поиске источников и сетей, способствующих ведению военной, политической и информационной кампании, направленной на подрыв основ нашего свободного общества».


Как ни странно, мы до сих пор не знаем, что обо всем этом думает Белый дом. (Когда Коркера спросили, поддерживает ли Белый дом такие меры, он, поколебавшись, ответил: «Я полагаю, что администрации стоит, по крайней мере, всерьез рассмотреть возможность поддержать этот законопроект».) Поскольку существует вероятность того, что законопроект будет одобрен подавляющим большинство голосов, что лишит президента возможности применить право вето, мнение Белого дома сейчас не имеет почти никакого значения. Преодоление порога вето завершит картину переживающей упадок администрации, которая не смогла наладить контакт даже с лидерами собственной партии в Конгрессе. Ирония состоит в том, что единственный важный законопроект этого Конгресса касается того вопроса, к которому Трамп не проявил ни малейшего интереса и в который он вообще не захотел вмешиваться.


В любом случае лидер меньшинства Чарльз Шумер (Charles E. Schumer) тоже высоко отозвался об этом соглашении. «Кодифицируя действующие санкции и прописывая необходимость проведения Конгрессом проверки любого решения о смягчении или снятии этих санкций, мы гарантируем, что США будут и дальше наказывать президента Путина за его безответственные и дестабилизирующие действия. Эти дополнительные санкции также станут мощным сигналом для России и любой другой страны, которая может попытаться вмешаться в наши выборы, сигналом о том, что они будут наказаны».


Этот законопроект стал серьезной победой для председателя комитета Сената по международным отношениям Боба Коркера (Bob Corker), который не так давно был одним из кандидатов на должность госсекретаря США, а также лидера большинства Митча Макконнела (Mitch McConnell), который был решительным сторонником введения санкций против России. Их достижение в очередной раз указало нам на то что, если убрать Трампа, позиции двух партий будут совпадать по многим вопросам внешней политики. Согласен с этим Трамп или нет, необходимость усилить давление на Россию стала тем вопросом, который сегодня способен объединить республиканцев и демократов. Русские будут крайне разочарованы тем, что их попытки повлиять на исход президентских выборов в США не помогли им избавиться от санкций.