Кто на самом деле стоит во главе Катара? Официально страной руководит 37-летний эмир Тамим бин Хамад Аль Тани, который пришел к власти после отречения его отца Хамада бин Халифы Аль Тани в 2013 году. Только вот руководство Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов, которые сегодня развязали нешуточный дипломатический конфликт с Катаром, убеждены, что «шейх-отец» Хамад до сих пор дергает за ниточки. Истина может предопределить исход кризиса в Персидском заливе, в котором США пытаются сыграть роль посредника под злорадными взглядами Ирана.


Насчет того, кто настоящий хозяин в Дохе, существует множество мнений, и ни одно из них не назвать лестным для династии Аль Тани, бывшего кочевого клана в тысячу человек, который сегодня владеет третьими по значимости запасами природного газа.


«Хамад, конечно, не любит Эмираты и Бахрейн, но Саудовскую Аравию он просто ненавидит», — говорит не первый год работающий в Дохе дипломат. По его словам, отец — подлинный глава катарской дипломатии. Судя по всему, 65-летний Хамад придерживается «исторической» и «глубоко личной перспективы». Он как-то провел пять дней вместе с британским министром обороны в увешанной старинными картами комнате, указывая ему на связи Аль Тани с различными регионами Персидского залива, которые сейчас по большей части находятся в Саудовской Аравии. Некогда вхожий во дворец источник называет Хамада «решительным» и «опасным» человеком.


«Аль-Джазира» в авангарде


Чем дальше мы отходим от правящей семьи, тем мягче суждения. «У Тамима светлая голова, а отец направляет его», — считает европейский член Организационного комитета Чемпионата мира по футболу 2022 года. Мероприятие уже потребовало миллиардных вложений в инфраструктуру, не говоря уже о предполагаемых взятках чиновникам ФИФА, которые могли составить порядка 160 миллионов евро, как считают в одной европейской разведслужбе.


Для Дохи такая сумма — чуть ли не карманные деньги. Благодаря газу Катар может похвастаться самым высоким в мире показателем ВВП на жителя в пересчете на покупательную способность. Еще когда находился у власти Хамад запустил руку в эти богатства, чтобы создать «Аль-Джазиру», первый спутниковый телеканал в регионе. «Аль-Джазира» существенно расширила влияние Катара, вызвав при этом недовольство соседей: канал предоставляет слово оппозиционерам и опальным проповедникам вроде исламистского теолога Юсуфа Аль-Кардави. Хамад же неизменно игнорировал провоцируемое его каналом дипломатическое возмущение. В качестве единственного (и весьма лицемерного) оправдания он отмечал независимость «Аль-Джазиры» и ее свободу слова.


Таким образом, Хамад определенно не упускает ни единой возможности позлить соседей, пусть это и расшатывает основы Совета сотрудничества Персидского залива, который во многом помог консервативным арабским монархиям и эмиратам устоять в водовороте, охватившем регион после Ирано-иракской войны 1980 года.


Соперничество на протяжение более 20 лет


Примеров того, как Хамад играл на нервах соседей, существует огромное множество. Так, в начале гражданской войны в Сирии Катар поссорился с Саудовской Аравией из-за права финансировать самых опасных джихадистов. Доха оказала поддержку «Братьям-мусульманам» (запрещенная в России организация — прим. ред.), которых считала будущим исламского мира. Нужно сказать, позиция довольно странная, поскольку организация выступает против наследных режимов, к числу которых относится и сам Катар.


Соперничество Хамада с соседями началось с первых дней его правления. После смещения его отца в 1995 году ему пришлось справляться с контрпереворотом, который устроили Саудовская Аравия и ОАЭ при поддержке Бахрейна. Были наняты сотни бедуинов, а в пустыне обнаружили как минимум один тайник с оружием. План провалился из-за доноса солдата-мятежника. Только вот к большому неудовольствию Хамада осуждение со стороны США прозвучало весьма сдержанно. Американцы не горели желанием идти против аравийцев, своих главных союзников в регионе.


Однако Рияд не проявил благодарности. В 2003 году аравийцы лишили американцев разрешения на использование авиабазы «Принц-Султан». В результате авиация США перебралась на огромную базу «Аль-Удейд», которую Катар построил как раз для такого случая. Именно оттуда поднимались в воздух американские самолеты для участия в операциях в Афганистане и Ираке, а также против «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация — прим. ред.).


Неприятие требований


Сегодня Саудовская Аравия, ОАЭ и Бахрейн пытаются при помощи Египта изолировать Катар: они приостановили рейсы авиакомпаний, ограничили снабжение и перекрыли наземный путь в Саудовскую Аравию. Затем они составили список из 13 требований и дали Катару срок до 2 июля, чтобы их принять.


Доха отвергла все. Требования варьируются от совершенно нелепых, вроде выдворения иранских «стражей революции» (есть ли в Катаре хоть один из них?), до очевидных, вроде высылки на родину аравийских, эмиратских, бахрейнских и египетских оппозиционеров. Есть среди них и одно совершенно невозможное: закрытие «Аль-Джазиры», международного бренда, который вещает по всему миру и обладает оборотом в несколько миллиардов евро.


Доха явно не собирается играть по продиктованным ей правилам: Рияд и Абу-Даби были отнюдь не рады оглашению ультиматума, который должен был оставаться конфиденциальным. Как бы то ни было, сегодня встает следующий вопрос: что делать дальше?


Спорный наследник


В относительно долгосрочной перспективе реакция Хамада и Тамима зависит от давления на них со стороны клана Аль Тани. Лидерство Хамада и тем более Тамима принимается не всеми. Приход к власти отца был не лучшим образом воспринят кланом в 1995 году, и это мнение живо по сей день. Кровные узы имеют огромное значение для Аль Тани, и тот факт, что мать Хамада родом из племени Аль Аттийя, играет не в его пользу. Таким образом, многие считают Хамада полукровкой, «кукушонком в гнезде», как отметил один опытный наблюдатель.


Две из трех супруг Хамада родом из клана Аль Тани, однако его любимая Моза (мать Тамима) — из племени аль-Мисснед. В результате положение Хамима в семье еще более неустойчивое, чем у отца. Эр-Рияд и Абу-Даби, без сомнения, стремятся заменить его более легитимным и дисциплинированным наследником. В целом, катарское общество, наверное, не хочет быть в ссоре с Саудовской Аравией и зависеть от Ирана, который теперь берет на себя поставку продовольствия (раз оно больше не может идти через аравийскую территорию).


Карта в рукаве?


Нет гарантии, что внутреннего давления будет достаточно, чтобы заставить Хамада изменить позицию, по крайней мере, сейчас. Однако состояние его здоровья может стать решающим фактором. Некогда толстый Хамад сильно потерял в весе, но не выглядит при этом здоровым. У него проблемы с почками, и, по словам дипломатов, он уже перенес по меньшей мере одну операцию.


В современной дипломатии имидж Хамада и Тамима оставляет желать лучшего. Только вот в конечном итоге Хамад все же может извлечь для себя выгоду из кризиса в Персидском заливе. Еще несколько лет назад молодому Хамаду бин Али из клана Аль Тани был поручен проект обеспечения продовольственной безопасности Катара. Тогда дипломаты посчитали это ответом на риск закрытия Ормузского пролива. Сегодня же в стратегическом таланте «шейха-отца» не остается сомнений. Какие еще карты он припрятал в рукаве?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.