Видео сделано очень просто. Каждый может увидеть его; оно есть на YouTube. И оно объясняет всем русскоязычным зрителям, что именно Украина, жители Балтии и Средней Азии потеряли с тех пор, как там не стало русских. Оно выдержано в догматичном тоне и не допускает никаких сомнений. Этот фильм служит одному единственному интересу: он должен показать в другом свете Россию, старый Советский Союз, прошлое в Восточной Европе. Ни слова о распаде Советского Союза или злых русских; совсем другие виновны в крахе советского блока. Россия — хорошая. Она была хорошей, и будет такой оставаться.


Можно отвергнуть это как дешевую пропаганду, или считать банальным. Но с точки зрения МИД, эти видео, особенно распространяемые в интернете и социальных медиа, давно стали очень важной темой. Дело в том, что все чаще многие государства через собственные культурные и языковые институты пытаются насаждать свои взгляды за рубежом. «Это соревнование различных историй», — говорит Андреас Гёрген, руководитель отдела культуры в Министерстве иностранных дел ФРГ. — Речь идет о конфликте различных повествований».


Европейцы отстают


То, что звучит как теория, можно сформулировать более конкретно: прежде всего, правительства России и Китая все активнее пытаются рассказать свою версию мира. И она может быть совершенно иной в Африке или в арабском мире. Так как происхождение и история кризисов и войн представлена совсем по-другому. Началось соревнование за правильное мировоззрение. И европейцы, в том числе и немцы, пока не хотят «осознать, что такой фактор мягкой силы, как культура и СМИ, стал циничной валютой», говорит Гельмут Анхайер (Helmut Anheier), президент Берлинской школы управления Hertie.


Анхайер провел исследование по поручению министерства иностранных дел, в котором речь идет именно о том, как изменилась культурно-просветительная работа ключевых государств в области культуры, науки, средств массовой информации. До сих пор очень сложно провести точное сравнение. Если посмотреть на то, что, к примеру, британцы и немцы, или китайцы и русские вкладывают в понятие так называемой внешней культурной и информационной политики, то мы получим очень разные показатели. Европейцы постоянно и стабильно вкладывают много денег в развитие культуры и языкового обучения. Другие, например, Китай и Россия, сосредоточили свое внимание на средствах массовой информации на иностранных языках, с акцентом на Twitter, Facebook, Instagram и прочих.


Действительно большое значение имеет, в первую очередь, развитие, которое становится все более заметным в течение последних нескольких лет. В то время как европейцы действуют с постоянством, можно даже сказать, надежностью, Пекин и Москва существенно активизировались. Анхайер пишет в своем исследовании, что Германия уже давно соревнуется с другими государствами не только в экономике. С момента окончания холодной войны все больше государств принялись за «стратегическую ориентацию своей культурной политики ради выгодного позиционирования в международном соревновании». Такие страны, как Россия и Китай, «вкладывают значительные средства в расширение своих культурных институтов и зарубежных средств массовой информации».


Китай и Россия пытаются навязать новую историю


Как показывает исследование, которое будет представлено в Берлине во вторник, особенно явно это можно наблюдать в случае Китая в Африке и в случае России в арабском мире. Обе страны пытаются навязать новую историю и тип лидерства через современные СМИ. Простой пример: в последние годы резко возросло количество небольших видеороликов, фильмов, радиопередач и текстов, с помощью которых российские СМИ на арабском языке пытаются воздействовать на арабский мир. Последствия сложно оценить. Но влияние точно оказано, в этом твердо уверены авторы исследования, а также эксперты в министерстве иностранных дел. «Другие продвигаются агрессивно. Поэтому мы должны пересмотреть действия, особенно в области коммуникаций и средств массовой информации», — говорится в заявлении.


Что для этого потребуется? Гёрген, руководитель отдела культуры, выступает за то, чтобы обращаться с цифровым пространством так, как ранее обращались с большими географическими регионами: создавать персонал, институты, инфраструктуру, чтобы соответственно реагировать на «новый континент — цифровой мир». Поскольку, этого, наверное, будет недостаточно, чтобы выдержать кибербитву за лидерство, он настаивает на том, чтобы европейцы активнее сотрудничали в этой сфере. В противном случае, в этом «соревновании им не победить», говорит Гёрген. Это означает, что в будущем возможно учреждение общих институтов с Францией в третьих странах. Таким образом можно было бы создать «общее окно в мир». В противовес окнам, которые другие открыли уже давно.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.