После событий четвертого июля (эскалация на границе Нагорного Карабаха и Азербайджана — прим. ред.) на линии соприкосновения карабахско-азербайджанских вооруженных сил позиции Азербайджана, как и Армении, заметно изменились.


Баку, хотя бы внешне, стал более сдержанным и осторожным, но его таинственное молчание вовсе не свидетельствует о том, что он стал более тихим или начал оценивать ситуацию более трезво. В свою очередь, позиции армянской стороны становятся все яснее, свидетельствуя о решительности найти пропорциональные ответы на усиление военной угрозы.


Это свидетельствуем о наступлении переломных событий, которые могут внести ясность в Карабахский переговорный процесс, начавшийся после майского перемирия в 1994 году, тем более, что после апрельской войны 2016 года в вопросе сохраняется неопределенность.

 

Как показывает интервью президента Армении от 16-ого июля, переговорный процесс достиг той стадии, где последовательно дискриминируется вариант урегулирования, называемый Мадридскими принципами. Из его слов можно предположить, что эти принципы будут преданы истории и отказывается от них не Армения, а Азербайджан.


Эта дилемма, которую выдвинул Серж Саргсян в упомянутом интервью, является последствием того, что Азербайджан ведет политику отказа от Мадридских принципов, предложенных международным сообществом. Следовательно, армянская сторона, в последний раз обращаясь к содержанию этих принципов, устами президента напомнила о сути «компромисса», укрепленного в этих принципах.

 

Первый из этих пунктов, как известно — вопрос о признании и реализации права народа Нагорно-Карабахской Республики на самоопределение, после решения которого только станет возможно обсуждать проблемы, касающиеся территорий и безопасности.


Учитывая фиксирование этих реалий, Армения направляет четкий сигнал своему противнику — забыть навсегда о возможных односторонних уступах Армении и думать о еще существующей возможности компромиссов, потому что «если эта проблема не найдет решение еще 20 лет, то у армянской стороны никогда не будет желания идти на разрешение ситуации путем уступок. Потому что это губительный путь и это никогда не может решить проблему».


Последовательное торпедирование Азербайджаном компромиссного варианта, пиком которого стала война 2016 года, сейчас просто вынуждает армянскую стороны идти на окончательное разъяснение ситуации, заявляя, что односторонней уступки не будет никогда.


А если Азербайджан готов к компромиссу, то сперва сам должен одобрить внедрение механизмов взаимного доверия, договоренность о которых была достигнута в прошлом году в Вене и Санкт-Петербурге, потому что только после этого армянская сторона не будет иметь никаких аргументов, чтобы отказаться от «субстантивных переговоров», о которых мечтает Баку.


А поскольку этого не происходит, становится очевидно, что Азербайджан принципиально отвергает компромиссы и попросту желает получить все по частям.


Именно по этой причине на нынешнем этапе Армения отчетливо дает понять, что хоть и после всего этого не против продолжения переговоров, но в случае сохранения деструктивной позиции азербайджанского руководства, Ереван не лелеет каких-либо серьезных ожиданий. Значит, сторонам остается два варианта:


А) долгосрочное замораживание конфликта в условиях сохранения статус-кво, что приведет к периодическим контактам сторон конфликта и посредников не для продолжения переговорного процесса, а для обсуждения условий перезапуска переговоров,


Б) возобновление войны со стороны отвергающего «компромиссы» Азербайджана с четкой целью затопить самоопределившийся народ НКР в крови, уничтожить и насильственно выселить.


Это показывает, что руководство Армении осознает, что пришло время называть вещи своими именами. Это означает, сложившаяся ситуация вокруг региона сейчас благоприятна для того, чтобы поставить противника перед четким выбором и определить дальнейший ход событий.


Не вдаваясь в подробности общих оценок ситуации, можно констатировать, что самым важным свидетельством этого были сдержанные оценки и реакции Баку на интервью Сержа Саргсяна. Советник президента Азербайджана по внешнеполитическим вопросам Новруз Мамедов в этой связи заметил, что карабахский конфликт в любой момент может вспыхнуть с новой силой, поскольку является результатом геополитических игр.


А вот министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров одобрил предложение об организации встречи президентов двух стран в конце года, с условием, что предварительно сторонам будет предоставлена предложенная сопредседателями программа урегулирования, то есть — будет содержательное обсуждение.


Можно только представить, что творилось бы в Азербайджане, если бы год назад, после апрельских столкновений 2016 года, президент Армении выступил с четкими и недвусмысленными вопросами, характерными для интервью 16 июля. Тогда Ильхам Алиев тоже сразу надел бы военную форму, и ситуация, несомненно, вышла бы из-под контроля. Сейчас этого не происходит, потому что Армения использовала прошедший год правильно, готовясь к тому моменту, когда с противником можно будет разговаривать на более понятном и четком для него языке.


Интервью президента Армении Сержа Саргсяна 16 июля свидетельствует о том, что инициатива перешла в руки армянской стороны, и противник больше не может продолжать свою политику шантажа, пытаясь ускорить переговорный процесс в атмосфере угроз возобновления войны.