В те дни, когда начиналась гражданская война в Сирии, правительство США принимало меры, чтобы восстание продлилось недолго, и режим был быстро свергнут. В этой ситуации действовать нужно было в логике «тайных операций». В скором времени в игру вступило ЦРУ, которое стало делать шаги в этом направлении. Было построено сотрудничество с дружественными разведывательными организациями в близлежащих странах. Затем были претворены в жизнь «тайные операции», основанные на поддержке вооруженной оппозиции во всех сферах. Мы говорим о серии негласных операций, которые при любых обстоятельствах отрицаются.


Приоритетной целью было упорядочить военные группы на поле боя, создать новый потенциал и сформировать идеологическую идентичность. В этих рамках в отношении «дружественной» оппозиции действовали весьма щедро. Давали деньги, поставляли оружие. Велась военная подготовка, продолжалась пропагандистская деятельность. Проводились встречи в пятизвездочных отелях.


По мере затягивания гражданской войны число игроков на поле боя увеличилось, через некоторое время изменился характер гражданской войны. Россия, Иран и «Хезболла» активно выступили на стороне Асада. Теперь они были более решительными. Стало понятно, что «Свободная сирийская армия», которая спустя некоторое время разделилась и размножилась, не сможет свергнуть Асада. «Подъем радикалов» с точки зрения США указывал на необходимость изменения характера сирийской операции.


Последним знаковым событием стал ход ИГИЛ (запрещена в РФ — прим. ред.) в отношении Ирака / Мосула, который затронул и Сирию. Отныне проблема вышла за пределы измерения, с которым может справиться разведывательная организация, и перестала входить в круг задач, выполнимых с помощью тайных операций. Характер, интенсивность, масштаб насилия, политические расчеты выводили на передний план военную направленность, и это наложило отпечаток на дальнейшее развитие событий.


В этой связи, когда стало понятно, что местные силы не смогут изгнать ИГИЛ из Кобани и Мосула, а на Западе участились теракты, ЦРУ отступило на задний план, и засияла звезда Пентагона. Приход Трампа к власти и «видимый» военный прогресс на поле боя стали еще одним фактором, который придал легитимность и скорость переменам.


Сегодня сирийским и иракским досье занимается американская армия. Это досье давно вышло за пределы понятия «тайная операция». Конечно, это не значит, что ЦРУ прекратило разведывательные операции. Идеи, ожидания, цели, союзники, институты, методы и средства, которые имели место в первые годы гражданской войны в Сирии, во многом изменились. Трансформировалась форма вмешательства: «тайные операции», которыми руководили разведывательные организации, сменились открытой войной генералов.


Новость, опубликованная в номере американской газеты Washington Post от 19 июля 2017 года, важна с точки зрения демонстрации этапа, к которому сегодня подошли изменения. Газета написала, что президент США Трамп прекратил тайные операции ЦРУ, которые основывались на поддержке умеренной оппозиции против Асада по принципу «обучай — оснащай». В то время как ЦРУ перестает поддерживать «умеренную оппозицию», Пентагон расширяет и углубляет отношения с Рабочей партией Курдистана (РПК) / Партией «Демократический союз» (PYD) по принципу «обучай — оснащай — отправляй на поле боя».


Новая картина, возникающая в Сирии, будет по-разному истолкована государствами и негосударственными игроками в регионе. При взгляде на нее с точки зрения Турции можно сказать следующее: США и Россия поделили Сирию на сферы влияния в географическом, политическом, идеологическом отношениях. Это фактическое положение дел многие годы не изменится. В этой ситуации Турция должна оперативно переоценить и проблему РПК, и свои отношения с США, Россией, Ираном, и проблему беженцев, и безопасность границ. При нынешнем потенциале, организации, форме отношений и точке зрения может быть непросто адекватно реагировать на такой запутанный клубок проблем.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.