Если вы читали заявление Джареда Кушнера (Jared Kushner), которое он выпустил перед дачей показаний в Конгрессе, вы знаете, что в нем он не сообщил ничего особенного. Но если рассматривать это заявление с позиций россиян, пытавшихся проникнуть в предвыборный штаб Трампа, становится ясно, что Кушнер во многом упростил их задачу. Когда в прошлом году стали появляться данные, указывавшие на беспрецедентную по своим масштабам кампанию российского правительства, призванную склонить чашу весов на президентских выборах 2016 года в пользу Дональда Трампа, команда Трампа, включая Кушнера, начала гораздо более внимательно относиться к предложениям высокопоставленных российских чиновников, добивавшихся с ними встреч или обещавших передать им некую информацию.


Первая встреча Кушнера с послом России в США Сергеем Кисляком кажется довольно безобидной. По словам Кушнера, они встретились в апреле 2016 года в отеле Mayflower в Вашингтоне, во время приема, который предшествовал речи Трампа, посвященной внешней политике. Дмитрий Саймс (Dimitri Simes), владелец издания National Interest и организатор того приема, представил Кушнера и Кисляку, и еще троим послам. Это знакомство показалось Кушнеру не слишком запоминающимся. Не называя имен остальных послов, он отметил, что кто-то из них пригласил его на ланч, но он так и не воспользовался этим приглашением.


Если говорить о Кисляке, то для него это знакомство имело очень большое значение. Кисляк представляет государство, чьи разведывательные службы десятью месяцами ранее взломали компьютерные системы национального комитета Демократической партии, а также электронную почту Джона Подесты (John Podesta), главы предвыборного штаба Хиллари Клинтон. Во время выступления Трампа Кисляк получил приглашение на прием и место в первом ряду. Своей речью Трамп фактически протянул Владимиру Путину оливковую ветвь, призвав к «улучшению отношений с Россией» и к заключению сделки, «которая станет грандиозной для Америки, но также выгодной для России».


К маю Главное управление Генерального штаба ВС России — ГРУ — «сумело извлечь огромное количество данных с серверов национального комитета Демократической партии», как отмечают составители доклада американского разведывательного сообщества о вмешательстве России. В июне, согласно этому докладу, Россия уже однозначно отдавала предпочтение Трампу. «Начиная с июня в своих публичных комментариях Путин перестал упоминать имя избранного президента Трампа. Вероятно, это объясняется тем, что, по мнению кремлевских чиновников, любая похвала, исходящая лично от Путина, может привести к негативным последствиям в США. Тем не менее, Путин публично заявлял о том, что ему нравится готовность Трампа налаживать сотрудничество с Россией, а прокремлевские политические деятели и эксперты высоко отзывались о его дружественной по отношению к России позиции в Сирии и на Украине».


В июне россияне, знакомые с семьей Трампа, связались с представителями предвыборного штаба Трампа, чтобы предложить некую помощь. 2 июня Роб Голдстоун (Rob Goldstone), британский пиарщик, прежде работавший журналистом, написал электронное письмо Дональду Трампу-младшему, предложив ему «некие официальные документы и информацию, которые изобличают Хиллари и ее отношения с Россией и которые могут оказаться полезными вашему отцу», и добавив, что это предложение поступило от России, чье правительство поддерживает Трампа. Встреча была назначена на 9 июня, и старший сын Трампа переслал всю свою электронную переписку с Голдстоуном Кушнеру и Полу Манафорту (Paul Manafort), который в тот момент возглавлял предвыборный штаб Трампа. В графе «Тема» было написано: «Россия — Клинтон — строго конфиденциально».


Вчера Кушнер заявил: «Я не читал и не знал об этой электронной переписке до тех пор, пока мои юристы не показали мне ее». Правда это или нет, но он все же пришел на ту встречу. Если верить рассказу Кушнера о встрече, она оказалась совершенно непримечательной. Он опоздал на нее, какие-то россияне, о которых он ничего прежде не слышал, обсуждали политику усыновления, и он почти сразу же написал своему ассистенту сообщение, в котором попросил позвонить ему, чтобы у него появился повод уйти. Однако опытные чиновники разведки настроены более скептически. Майкл Хайден (Michael Hayden), бывший глава Агентства национальной безопасности, сказал мне, что, по его мнению, та встреча была классическим примером «мягкого подхода» российской разведки. Он сослался на недавно опубликованную в Washington Post статью, написанную Рольфом Моваттом-Ларссеном (Rolf Mowatt-Larssen), где говорится, что та встреча выглядела как типичная попытка завязать отношения, с которой обычно начинаются российские операции влияния», и что, вполне возможно, «Россия просто ждала зеленого света, чтобы начать более агрессивную фазу вмешательства в американские выборы».


Хайден сказал мне: «Господи, это же классический трюк разведки». По его словам, он обсуждал с несколькими представителями разведывательного сообщества теорию Моватта-Ларссена, и все они согласились с ней. «Именно так все и делается».


Хайден объяснил, что такой подход позволил русским выяснить несколько вещей. «Согласятся ли они на встречу?— продолжил он. — Они согласились встретиться. Пункт 2: сообщат ли они об этой встрече?» По мнению Хайдена, у российской разведки было достаточно средств для того, чтобы выяснить, сообщили ли представители команды Трампа об этой встрече в ФБР, чего они не сделали. Таким образом, хотя Кушнер заявил о том, что на этой встрече не обсуждались сколь-нибудь значимые вопросы, с точки зрения российской разведки, встреча стала четким сигналом. «В конечном итоге русские выяснили, что эти люди готовы идти на контакт, — сказал Хайден, помолчав. — Откуда я знаю? Потому что они не отвергли предложение встретиться».


В докладе разведывательного сообщества тоже звучит эта мысль: «Российские кампании влияния многогранны, и они разрабатываются таким образом, чтобы их можно было отрицать, поскольку они включают в себя работу агентов влияния, посредников, подставных организаций, а также операции под чужими флагами».


22 июня 2016 года на сайте WikiLeaks была опубликована первая порция электронных писем, украденных с серверов национального комитета Демократической партии, и информация, содержавшаяся в тех письмах, оставалась любимой темой предвыборного штаба Трампа на протяжении лета и осени. 4 октября, после долгих внутренних споров и дискуссий, администрация Обамы наконец публично обвинила Россию во вмешательстве в выборы. «Разведывательное сообщество США убеждено в том, что российское правительство руководило недавним рассекречиванием электронных писем граждан и учреждений США, в том числе американских политических организаций», — говорилось в совместном заявлении Аппарата Директора национальной разведки и Министерства национальной безопасности, опубликованном 4 октября. Всего через час на сайте WikiLeaks появились электронные письма Подесты.


Предвыборный штаб Трампа гораздо больше интересовали материалы, опубликованные на сайте WikiLeaks, чем доклады разведывательного сообщества. «WikiLeaks опубликовали это! — воскликнул Трамп, выступая на митинге в Пенсильвании 1 октября 2016 года. — Я люблю WikiLeaks!» По некоторым данным, за последние 30 дней своей предвыборной кампании Трамп упомянул название этого сайта и публикацию украденных электронных писем 164 раза.


Эрик Суолвелл (Eric Swalwell), демократ и член комитета Палаты представителей по делам разведки, рассказал мне, что одним из главных вопросов, заданных членами комитета Кушнеру, был вопрос о том, почему Кушнер проигнорировал предупреждения разведывательного сообщества касательно России. «После того как было публично объявлено о том, что они вмешиваются в наши выборы, а это было в июне, почему вы продолжали поддерживать с ними контакт?— по словам Суолвелл, именно такой вопрос задали члены его комитета Кушнеру во вторник, 25 июля. — У них вообще не возникло мысли обсудить этот вопрос: „Эй, Россия вмешивается в наши выборы. Стоит ли нам с ними разговаривать?"»


По словам Кушнера, он ни разу не поднимал вопрос о вмешательстве России в ходе двух встреч с россиянами, которые состоялись уже после выборов. Кисляк связался с Кушнером 16 ноября, и они встретились 1 декабря. И снова россияне продемонстрировали такой уровень доступа к команде Трампа, о котором другие страны, в том числе западные союзники США, могли только мечтать. В своих показаниях Кушнер подтвердил, что на той встрече, которая прошла в Трамп-Тауэр, он обсуждал с Кисляком и Майклом Флинном (Michael Flynn), будущим советником по вопросам национальной безопасности, вопрос об использовании коммуникационного оборудования в здании российского посольства. По словам Кушнера, цель заключалась в том, чтобы передать информацию от российских генералов касательно Сирии.


Кушнер не испытывал недоверия к России и к ее действиям в последние несколько лет. Но Кисляк был представителем лидера, который, по словам бывшего директора ЦРУ Джона Бреннана (John Brennan), «атаковал одну из фундаментальных основ нашей демократии, нашу избирательную систему, который вторгся на Украину, аннексировал Крым, который подавляет и преследует политических оппонентов в России и который виновен в смерти многих из них».


Кушнер продолжил поддерживать отношения с Кисляком. 13 декабря по просьбе Кисляка Кушнер встретился с Сергеем Горьковым, российским банкиром, близким к Путину. И снова в глаза бросается то, с какой легкостью русским удалось связаться с командой Трампа — как сказал Кушнер, «я согласился встретиться с Горьковым, потому что посол был очень настойчив», и он «сказал, что г-н Горьков непосредственным образом связан с» Путиным — и то, насколько неприкрытыми были попытки россиян обработать ближайших советников Трампа и членов его семьи. Горьков, чей банк «Внешэкономбанк» был внесен администрацией Обамы в санкционный список, подарил Кушнеру картину и мешочек земли, привезенной из Белоруссии, где родились предки Кушнера. Кушнер утверждает, что на той встрече, продлившейся менее получаса, они не обсуждали никакие политические вопросы.


Как и во всех остальных своих рассказах о встречах с россиянами, Кушнер утверждает, что он был просто наивным членом команды, который всего лишь обменивался любезностями. Его заверения о том, что ему ничего не было известно о природе этих контактов, возможно, являются самой тревожной частью его показаний. Русские проводили сложную и многогранную — очевидно, успешную — кампанию для получения доступа на орбиту Трампа, а самый близкий советник избранного президента теперь заявляет, что он понятия не имел о том, что на самом деле происходило. В показаниях Кушнера нет доказательств каких-либо преступлений, однако они указывают на то, что предвыборный штаб и переходная команда Трампа стали чрезвычайно легкими мишенями для российской разведки.


«Русские, несомненно, полагали, что у них есть причины ожидать, что это будет дружеская встреча, — сказал Хайден. — Если вы никогда не видели, как летит крученый мяч высшей лиги, не стоит притворяться, что вы член команды высшей лиги».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.