Небольшой ресторан Клуба DJK Кайзерслаутерн находится на окраине крупного города в Пфальце. Кажется, что время здесь остановилось: пиво дешевое, а в меню в основном домашняя кухня. У входа выложены журналы DFB (Немецкого футбольного союза — прим. перев.), рядом лежат информационные брошюры АдГ (Альтернатива для Германии — прим. перев.). В задней комнате сидит небольшая группа, в среднем лет по 60, и дискутирует. Это было бы похоже на самое обычное заседание союза. Единственное отличие: присутствующие говорят по-русски.


Во главе стола сидит Йоханн Мюллер (Johann Müller): «ХДС уже 30 лет обещает заняться нашими требованиями, но так ничего и не произошло», — говорит он по-немецки для гостя. Мюллер является заместителем председателя партии «Единство». Основанная в 2013 году она с лозунгом «Потому что мы снова хотим гордиться тем, что мы немцы» агитирует за голоса прежде всего среди поздних переселенцев и мигрантов. Мюллер — это человек, способный своим обаянием и темпераментом увлечь группу людей. Он привычно разъясняет программу партии, сдабривая рассказ шутками и историями из своей жизни. Уже само понятие «российский немец» является, по его мнению, неправильным, потому что, собственно говоря, это должно звучать как «советский немец». Сам он вообще родился на северо-западе Китая, хотя по нему этого и не видно — его друзья по партии вежливо улыбаются, этот анекдот они уже знают.

В политическом плане мы — «не левые и не правые», поясняет Мюллер. Хотя в семейной политике наша позиция очень консервативна, однако мы хотим также выступить за безусловный основной доход. В остальном это «партия для всех», говорит Мюллер, не только для российских немцев и поздних переселенцев. То, что эта партия также доходит до избирателей вне русскоязычной клиентуры, все же сомнительно. Публикации в интернете и партийный журнал, с помощью которых «Единство», по словам Мюллера, ежемесячно обращается к 900 тысячам избирателей в Германии, в основном написаны на русском языке. И на многих информационных встречах чувствуется, что русский язык является языком общения. На своих страницах в Facebook за этой партией следуют несколько сотен пользователей, в российской сети Vkontakte это более 11 тысяч. Но денег из-за рубежа партия не получает, говорит Мюллер. В конце концов, 80% членов партии составляют немцы. Проверить эти данные невозможно. 


Большую известность «Единство» получило недавно из-за одного высказывания председателя партии Дмитрия Ремпеля. Ремпель, который до этого был членом СДПГ, а с 2010 по 2014 годы заместителем председателя кельнского Совета по интеграции, в прошлом часто выступал по российскому государственному телевидению. Там он утверждал, что в Германии из-за миграционной политики правительства ФРГ полмиллиона российских немцев сидят на упакованных чемоданах, чтобы вернуться в Крым. Конечно, это просто вырвано из контекста, говорит Мюллер. Никто не хочет войны в Европе. Мюллер уклоняется также и от вопросов по миграционной политике. Его председатель партии в этом плане менее осторожен. Он выступал в прошлом на демонстрациях в Нюрнберге и Оффербурге против иностранцев.


Самопровозглашенные представители российских немцев, такие как Йоханн Мюллер или Дмитрий Ремпель, для Александры Дорнхоф (Alexandra Dornhof) являются проблемой. Социолог с высшим образованием работает в организации «Немецкая молодежь из России» в качестве референта по образованию и переживает из-за распространенных предрассудков. «Большинство немцев из России нашли свое место в Германии, построили дома и вырастили детей. Нам жаль, что нас все время выставляют в плохом свете», — говорит она. В кругу ее друзей никто не голосует за АдГ или «Единство», говорит она. Когда встречаешь Дорнхоф на ее рабочем месте, то сразу бросается в глаза, насколько велика разница между этим миром и миром Йоханна Мюллера и его друзей по партии: молодежный клуб посреди привлекательного поселка с коттеджами во Франкфурте. В коридоре бегают и шумят дети, здесь есть музыкальная комната, фотостудия и полностью оборудованная кухня. Ничто не выглядит здесь так, словно это взято из прошлого. Наоборот.

В качестве референта по образованию она организует семинары и мероприятия, чтобы приучить молодежь из российских немцев к участию в жизни демократического общества. Ей это особенно важно, говорит она, так как голоса российских немцев очень востребованы на выборах в бундестаг осенью этого года. Уже на выборах в берлинский городской совет в прошлом году ХДС и АдГ раздавали агитационную литературу своих партий на русском языке. АдГ даже пошла дальше и перевела всю свою основную партийную программу. Большой интерес партий к российским немцам объясняется уже при первом взгляде на такие цифры: до четырех миллионов немцев из государств бывшего Советского Союза, прежде всего, из России и Казахстана, с конца 1980-х годов вернулись в Германию. Для сравнения: партия «Левых» получила на выборах в бундестаг в 2013 году всего 3,7 миллиона голосов, что соответствует 8,6%. Голоса российских немцев в сентябре могли бы сыграть решающую роль.

Будут ли голоса поздних переселенцев действительно иметь осенью такое большое значение, зависит также от того, насколько велико будет участие в выборах в этой группе. Многие из них из-за их социализации в Советском Союзе довольно аполитичны. Если вообще голосовали, то раньше просто ставили крестик за ХДС. В знак благодарности за то, что правительство Гельмута Коля (Helmut Kohl) сделало возможным их возвращение в Германию. То, что это само собою разумеющееся обстоятельство уже не работает, явно чувствуется на молодежных мероприятиях Дорнхоф. Одним из них является семинар по выборам в немецком обществе. Здесь молодежь знакомится с партийными программами и узнает, как функционирует избирательная система. Руководитель проекта Себастиан Рёснер (Sebastian Rösner) делает однозначный вывод: «Многие спорят о том, является ли ХДС для них правильной партией». При этом речь идет не только о ее миграционной политике. Другой важной темой является бедность в старости, которая особенно сильно затрагивает российских немцев, так как им частично не засчитывается трудовой стаж из времен Советского Союза. Кроме того, многие чувствуют себя обойденными из-за проблем с признанием российских дипломов об окончании университетов.

Напротив, о «большом прогрессе» в этих областях говорит Хайнрих Цертик (Heinrich Zertik). Он является высшим представителем российских немцев. Он родился в южном Казахстане и уже 25 лет является членом ХДС. Цертик представляет поздних переселенцев почти во всех партийных комитетах. С 2013 года он сидит в бундестаге и не считает, что российские немцы как-то особенно расположены к АдГ или к «Единству». Если и есть такое, то это, по его словам, «локальные феномены из-за протестных избирателей», которые могли помочь АдГ, говорит он. Гораздо больше АдГ для создания таких протестных настроений использует немецких русских, то есть русских мигрантов, которые никогда не принадлежали к немецкому меньшинству и которые «не имеют никакого представления о том, что волнует нас, российских немцев», — говорит Цертик. Однако мобилизационные попытки АдГ тоже на что-то годятся: прежде всего молодые российские немцы начали проявлять политическую активность. Это слышно и на молодежных семинарах. В любом случае он пойдет на выборы, говорит один молодой человек. «Потому что здесь, в Германии, это определенно что-то даст — в отличие от России».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.