Не каждый день случается, что Совет Безопасности ООН принимает резолюцию единогласно. Но именно это произошло в субботу в ходе утверждения резолюции 2371, которая предусматривает гораздо более жесткие санкции против Северной Кореи, включая запрет на продажу угля, железа и свинца.


Большой вопрос, который для всех оставался открытым вплоть до самого голосования, заключался в том, какую позицию займет Китай. Он вряд ли воспользовался бы правом вето, но воздержание от голосования по мерам, которые могут причинить — пусть даже и незначительный — ущерб китайской экономике и потенциально ослабить влияние Пекина на его северного соседа, было в высшей степени возможным.


В итоге Китай, видимо, посчитал, что угроза растущего ядерного потенциала Северной Кореи перевешивает все прочие факторы. Возможно, он также принял в расчет осуждение, с которым столкнется, если останется в стороне, и кредит доверия, который получит, разделив единое мнение международного сообщества.


Голос России тоже не может быть воспринят как нечто само собой разумеющееся. Хотя Москва уже давно рассматривает ядерный арсенал Северной Кореи как угрозу, приверженность международному клубу редко становится для нее приоритетом, к тому же новые санкции США, на прошлой неделе подписанные президентом Дональдом Трампом, явно не поощряли сотрудничество. Однако Россия, как и Китай, предпочла сосредоточить свое внимание на более серьезной опасности.


В результате мы получили пример того, как должна работать международная система, что — в последнее время — бывает так редко. Санкции нацелены на то, чтобы усилить изоляцию Северной Кореи и увеличить расходы Пхеньяна на его ядерную программу. Голосование также можно считать чем-то вроде дипломатического триумфа администрации Трампа.


Резолюция стала прямым ответом на северокорейские ракетные испытания, в ходе которых Соединенные Штаты впервые оказались в пределах досягаемости. Америка — не большой мастер организовывать международную поддержку своих собственных интересов, и еще меньше, когда речь идет об ООН, но на этот раз ей это удалось.


Осмелимся предположить, почему. Одна из причин — умелая подготовка госсекретаря Рекса Тиллерсона. Даже несмотря на слухи о том, что он очень скоро разочаруется и, возможно, покинет свой пост, Тиллерсон на прошлой неделе выступил в Госдепартаменте перед СМИ с посланием, которое было явно адресовано в первую очередь Северной Корее и ее соседям.


Вот что сказал Тиллерсон: «Мы не хотим смены режима; мы не хотим краха режима; мы не хотим ускоренного воссоединения полуострова; мы не ищем повода отправить войска к северу от 38-й параллели». Таким образом, Тиллерсон в недвусмысленной форме рассеял по крайней мере некоторые опасения, безусловно, побуждавшие Северную Корею наращивать ядерный потенциал.


Резко контрастируя с воинственностью, которая в последние месяцы звучала в заявлениях обеих сторон, Тиллерсон также предложил — хотя и при конкретных условиях — вести прямые переговоры и предоставить гарантии безопасности. Хотя пока сложно себе представить, что Пхеньян откажется от своих ядерных амбиций, сам разговор о перспективах переговоров затрагивает еще один аспект позиции Северной Кореи, касающийся обладания ядерным оружием: это единственное, чем она может привлечь внимание.


На той же пресс-конференции Тиллерсон сделал небольшую, но значительную уступку Китаю, освободив его от ответственности за «ситуацию в Северной Корее». Эта позиция расходится с прозвучавшим ранее предположением Трампа о том, что Китай может решить проблему, если бы действительно этого хотел.


В тексте резолюции ООН содержится ряд компромиссных решений, которые, возможно, и убедили Китай и Россию поднять руки, а не воздержаться. Одно из них — если продолжать тему переговоров — призыв к возвращению к шестисторонним переговорам, конечной целью которых была бы денуклеаризация Корейского полуострова. Добросовестность Северной Кореи здесь всегда была под вопросом, но учитывая, что правительство Южной Кореи проявляет новый интерес к дипломатии, а ядерная программа Пхеньяна значительно продвинулась вперед, эта перспектива может быть не столь отдаленной, как нам кажется.


Хотя кажется, что нынешняя тенденция — как видно по разногласиям вокруг Трампа и выходу Великобритании из ЕС — в большей мере благоприятствует разрывам, а не единству, единогласие, проявленное по вопросу Северной Кореи, а также искусная политика кнута и пряника, событие крайне позитивное. Хорошие новости довольно редки в международных отношениях. Когда они появляются, их стоит отмечать особо.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.