Некоторые части американо-российской архитектуры в области контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия вплотную подошли к тому, чтобы превратиться в комбинацию российского неправильного поведения и американского пренебрежения. Вопрос в том, обладает ли команда Трампа волей и квалификацией для того, чтобы заделать существующие трещины до того момента, когда вся конструкция начнет разрушаться.


Подобные усилия осложняет тот факт, что американо-российские отношения находятся на самом низком уровне за последнее время, и произошло это в результате российской интервенции на Украине, а также в результате эскалирующего цикла санкций и ответных дипломатических шагов. Сообщество специалистов в области контроля над вооружениями призывает администрацию Трампа, пока не поздно, к работе вместе с Россией для решения значительных проблем нашего сотрудничества.


Однако некоторые республиканцы в конгрессе хотели бы бросить вызов России в области гонки вооружений, усилить меры возмездия, и, кроме того, они предлагают выйти из этих соглашений. Для президента Трампа, считающего заключенные его предшественниками соглашения плохими сделками, их сохранение будет сложной задачей. Однако он должен внимательно оценить выгоду от этих сделок, прежде чем отказываться от них.


«Существующая в настоящее время напряженность в отношениях с Москвой увеличивает риск того, что созданная Бушем, Рейганом и Обамой архитектура контроля над вооружениями может быть разрушена, — подчеркнул Дэрил Кимбол (Daryl Kimball), исполнительный директор Ассоциации по контролю над вооружениями" (Arms Control Association). — Нам не следует действовать во вред себе только потому, что мы недовольны поведением России».


Одно такого рода соглашение оказалось на газетных полосах на прошлой неделе, когда невооруженный самолет российских военно-воздушных сил пролетел над Пентагоном, ЦРУ, а также над другими чувствительными с точки зрения национальной безопасности объектами, что вызвало беспокойство у многих американцев. Даже в Вашингтоне многие ничего не знают о Договоре по открытому небу, который с 2002 года позволяет Соединенным Штатам, России и 32 другим странам совершать полеты над территорией друг друга. По мнению Госдепартамента, министра обороны Джима Мэттиса и сената, Россия уже в течение многих лет нарушает положения этого договора. Россия не разрешает проводить полеты над ключевыми частями своей территории, а также предпринимает другие шаги, которые не позволяют Соединенным Штатам и другим странам реализовывать содержащиеся в этом договоре права.


Некоторые законодатели в конгрессе хотят, чтобы правительство Соединенных Штатов ввело такие же ограничения в отношении полетов, осуществляемых Россией. Некоторые военные лидеры предпочли бы вообще отказаться от этого договора с учетом возможности сбора Россией информации на основе новых технологических возможностей.


«Я был бы рад лишить русских этого права, — сказал генерал-лейтенант морской пехоты Винсент Стюарт (Vincent Stewart), директор Разведывательного управления Министерства обороны, выступая в марте нынешнего года перед одним из комитетов Палаты представителей.


Сотрудники администрации Трампа смотрят на Договор по открытому небу как на составную часть подлежащей оценке межведомственной политики в области нераспространения ядерного оружия. Они должны иметь в виду, что этот договор обеспечивает транспарентность в отношении России не только Соединенным Штатам, но и союзникам Америки.


Конгресс также планирует вскоре предъявить претензии России в отношении Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Россия уже в течение многих лет нарушает договор о РСМД, она разрабатывает и размещает новые крылатые ракеты, радиус действия которых нарушает заложенные в договоре ограничения, что создает угрозу для Европы. Как сенат, так и палата представителей в своих версиях Законопроекта об ассигнованиях на национальную оборону предоставляют десятки миллионов долларов на развитие Соединенными Штатами собственных новых крылатых ракет, что также может сделать Америку нарушителем этого договора. Демократы в Сенате планируют отстаивать это положение, когда новый законопроект попадет в сенат в следующем месяце.


В ноябре прошлого года представители Госдепартамента Барака Обамы встретились со своими российскими коллегами для обсуждения договора о РСМД. Это переговоры оказались безрезультатными, однако в настоящее время предпринимаются усилия для возобновления американо-российских консультаций. 18 июля заместитель госсекретаря Томас Шэннон (Thomas Shannon) встретился в Вашингтоне со своим российским коллегой Сергеем Рябковым, и они договорились о проведении в ближайшее время «Переговоров по вопросам стратегической стабильности» (Strategic Stability Talks). Томас Кантримен (Thomas Countryman), сотрудник Госдепартамента, отвечавший за эти вопросы до января 2017 года, в беседе со мной сказал: Если Конгресс заставит Соединенные Штаты нарушить этот договор, или если Трамп выйдет из него, то наша страна окажется в невыгодном положении.


«Что касается Соединенных Штатов, то выход из этого договора никак не укрепит нашу национальную безопасность, — отметил он. — Это будет победа над Москвой в области работы с общественностью, и мы должны сделать все возможное для того, чтобы выбрать менее радикальное решение».


Шэннон и Рябков также обещали продолжить консультации по поводу Нового договора СНВ-3, который вводит ограничения на количество размещенных ракет дальнего радиуса действия с ядерными боевыми частями. Этот договор, который подлежит продлению в 2021 году, также находится в опасном положении. Договоренность о его продлении в настоящее время могла бы укрепить долгосрочное доверие к нему, а также помочь стабилизировать отношения, подчеркнул Кантримен.


В их первом телефонном разговоре после инаугурации Трампа российский президент Владимир Путин предложил продлить Договор СНВ-3, однако Трамп, после паузы и консультации со своими советниками, отказался это сделать, назвав его плохой сделкой.


Наша нынешняя низкая точка в отношениях была вызвана не неправильным поведением России в области контроля над вооружениями; она была вызвана вмешательством России в нашу демократию. Однако использование жесткой дипломатии во взаимодействии с нашими союзниками при обсуждении вопросов контроля над вооружениями могло бы предоставить Трампу возможность добиться того, чего он, по его словам, больше всего желает, — встать на путь улучшения отношений. Двигаясь по этому пути, он мог бы также избежать новой гонки вооружений.