Современные отношения между Соединенными Штатами и Россией вызывают в памяти жутковатые воспоминания о холодной войне, дополненные сообщениями об агрессивных перехватах самолетов, враждебном поведении на море и о высылке дипломатов. Однако существует значительные и важные отличия между отношениями Соединенных Штатов с Советским Союзом и с Российской Федерацией.


Сегодня ситуация — более опасная, и она стала таковой в результате чувства недовольства у российского президента, а также его желания взять реванш. Альянсы тоже несколько изменились. Страны Варшавского договора распустили это объединение, и большинство из них вошли в состав Организации Североатлантического договора. А остатки блока неприсоединения больше похожи теперь на ностальгическую причуду, чем на влиятельную группу наций.


Возьмем, к примеру, Швецию и Финляндию. Хотя шведы и финны больше не заявляют о своем нейтралитете, как они делали это во время холодной войны, им сложно в политическом отношении внутри своих стран бросить вызов предполагаемым выгодам от неприсоединения. Кажется, что они ведут себя осторожно — одна нога у них в лагере НАТО, тогда как другая — за его пределами, хотя опора на нее и поменьше. Но что бы ни говорилось о нейтралитете, Швеция и Финляндия обладают в военном отношении такими же возможностями, как и некоторые союзники по НАТО, и, кроме того, они имеют привилегированные отношения с Североатлантическим альянсом.


Опасность в этой связи представляет растущее недовольство России по поводу все более тесных отношений между шведами, финнами и НАТО. Россия предупредила обе эти страны о серьезных последствиях в случае их вступления в Североатлантический альянс. Подобные заявления следует отвергнуть как досужий вздор — г-н Путин направил самолет к границам Швеции для тренировки нанесения ударов по Стокгольму. Шведы и финны пострадали от российских кибератак, пролетов самолетов и компаний по дезинформации, направленных на дестабилизацию их правительств.


Неудивительно, что шведы и финны чувствуют себя сегодня более уязвимыми, чем в эпоху холодной войны. Они уже давно не являются нейтральными, но и не входят ни в один крупный военный альянс, однако Россия считает, что они на одной стороне с НАТО. Шведы и финны резко отреагировали на российскую агрессию. Они увеличили военные расходы и подписали соглашение друг с другом о взаимной поддержке.


Эти нации видели, что произошло, когда Россия вторглась на Украину, у которой тоже были привилегированные партнерские отношения с НАТО. Поскольку Украина не была членом этой организации с его Статьей 5 о взаимной защите, Североатлантический альянс не направил свои войска для обороны Украины. Для Швеции и Финляндии различие между периодом холодной войны и сегодняшним днем состоит в том, что они лишены туманной и ненадежной «защиты» со стороны нейтралитета, а также не имеют формальной и реальной защиты со стороны НАТО. Поскольку напряженность в отношениях с Россией возрастает, шведы и финны оказываются в ловушке своей исторически сложившейся и основанной на нейтралитете идентичности, а также своей нынешней позиции военного неприсоединения.


Российские вооруженные силы готовятся в следующем месяце провести в Балтийском регионе военные учения «Запад», которые вызывают серьезную озабоченность в Стокгольме и в Хельсинки, где за ними будут внимательно наблюдать. Но, в отличие от периода холодной войны, сегодня шведы и финны имеют возможность полагаться на прочные отношения в области обороны с Соединенными Штатами, которые скреплены двусторонними меморандумами о взаимопонимании, позволяющими осуществлять совместное военное планирование, проводить учения и обмениваться разведывательными данными. Во время моей работы в Швеции в качестве посла начали проводиться трехсторонние встречи между представителями Соединенных Штатов, Швеции и Финляндии, которые еще больше укрепили военное сотрудничество.


Хотя подобного рода тесные отношения не является заменой членства в НАТО, русские понимают, что Соединенные Штаты не будут сидеть сложа руки, если они нападут на Швецию или Финляндию. Во время моей работы в качестве посла тогдашний вице-президент Джо Байден посетил Швецию для того, чтобы подтвердить американские обязательства в отношении этого региона. Нынешний вице-президент Майк Пенс повторил данные ранее обещания.


Тесные дипломатические и военные связи укрепляют региональную стабильность. Однако в результате отсутствия соответствующего статуса и положения в каком-либо альянсе, а также с учетом пугающего примера с Украиной чувство уязвимости остается. Это гонка со временем — смогут ли Швеция и Финляндия вступить в НАТО и избежать таким образом опасного состояния неопределенности до того, как на них обрушится российская агрессия? Или они будут откладывать принятия решения, надеясь на улучшение отношений с Россией?


Это напомнило мне игру под названием «Найди отличие» (Spot the Difference), в которую я играла в детстве. Нужно было посмотреть на две картинки, на которых, казалось, были изображены две одинаковые вещи, но, на самом деле, их мелкие детали отличались друг от друга. Для Швеции и Финляндии не составляет большого труда найти различие между периодом холодной войны и нынешними нерешенными конфликтами. Прежде всего следует сказать, что эпицентром любого возможного конфликта будет их собственный задний двор.


Лидеры в Стокгольме и Хельсинки вскоре увидят в учениях «Запад» возможного предвестника будущего. От того, как это заставит их переосмыслить отношения с НАТО, будет во многом зависеть безопасность будущих поколений.


Г-жа Раджи является старшим научным сотрудником Калифорнийского университета в Беркли; в 2016 — 2017 годах она была послом США в Швеции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.