В военно-стратегическом смысле «враг» — это тот, кто представляет в краткосрочной и долгосрочной перспективе настоящую угрозу для нашего существования и жизненно важных интересов, а вовсе не тот, кто не разделяет нашу концепцию демократии и прав человека.


— Западные страны допускают опасную геополитическую ошибку, так как видят врагов лишь в исламских террористических группах и целят в пустоту. На самом же деле не меньшую или даже большую значимость имеет борьба с исламистскими движениями, которые осуждают терроризм, однако «мирно» распространяют свою идеологию в нашей стране.


— Перед тем, как начинать военные кампании во имя прав человека, нам следовало бы направить усилия на укрепление наших собственных ценностей и способствовать их принятию мусульманскими меньшинствами вместо того, чтобы отдавать эти сообщества на откуп радикальным исламистским организациям. Западу пора прекратить демонизировать собственную христианско-иудейскую европейскую идентичность и избавиться от мультикультуралистского экстремизма.


— Называть постсоветскую Россию главным врагом Запада, рассматривая при этом исламские суннитские монархии Ближнего Востока и неоосманскую исламистскую Турцию как союзников и друзей, это опасная геополитическая ошибка.


Главный интерес Запада и основная задача НАТО заключаются вовсе не в демонизации режимов, которые вызывают у них страх (будь-то клептократическая путинская автократия или прочие недемократические государства, не представляющие прямой военной угрозы). Речь идет о защите нашей земли, морей, воздушного пространства и населения.


Чтобы добиться этого, нам следует определиться с понятием «враг».


В военно-стратегическом смысле «враг» — это тот, кто представляет в краткосрочной и долгосрочной перспективе настоящую угрозу для нашего существования и жизненно важных интересов, а вовсе не тот, кто не разделяет нашу концепцию демократии и прав человека.


Радикальный исламизм прекрасно подходит под это определение, поскольку его адепты стремятся заменить наш западный образ жизни собственной антагонистической теократической системой шариата. Это настоящий вызов для нашего демократического светского порядка, а также нашей христианско-иудейской цивилизации.


Исламские террористы представляют собой инструменты (нетрадиционное человеческое оружие), которые используются «дружественными» организациями такими как Братья-мусульмане (террористическая организация запрещена на территории РФ — прим.ред..), Организация исламского сотрудничества, Всемирная исламская лига,  и государствами (Саудовская Аравия, Турция, Пакистан, Кувейт, Катар…) для разрушения Запада. С этой целью они ведут двойную игру: они являются нашими экономическими союзниками, но в то же время поддерживают тех, кто открыто стремятся навязать нашим нациям шариат.


Россию можно рассматривать как врага Украины и угрозу для Польши. Как бы то ни было, она вовсе не стремится уничтожить нашу христианско-иудейскую цивилизацию. Более того, постсоветская Россия поддерживает православные ценности, которые близки к позициям многих христианских консерваторов на Западе. У Москвы нет ни малейшего желания нападать на США.


Исламистская идеология же представляет собой не просто фундаменталистскую доктрину, а тоталитарную религиозно-политическую систему, которая может поставить под угрозу все человечество. Все дело в том, что ее конечная цель — мировое господство, как было с нацизмом и коммунизмом.


Таким образом, отправка войск на Ближний Восток для борьбы с террористами бесполезна, если радикальная исламистская идеология «законно» распространяется в мечетях и медресе на нашей земле, причем зачастую при поддержке правительств и мультикультуралистских лобби. Другими словами, нет смысла уничтожать простых солдат, позволяя при этом спокойно развиваться доктрине.


Другая нерешенная проблема Запада носит философский характер: он сотрудничает с мусульманскими государствами и открывает свои общества для радикальных исламистских групп без какой-либо взаимности.


Мусульманские страны и неправительственные организации пользуются западной демократией для реализации деятельности, которую ни сами осуждают. Ведь на Западе те опираются на свободу слова и вероисповедания. А на их территории «отступников» ждут тюрьма и плаха.


Как писал политический философ Карл Поппер (Karl Popper) в книге «Открытое общество и его враги», «если мы распространим безграничную терпимость на нетерпимых, не станем отстаивать толерантное общество от нетолерантности, то оно будет разрушено вместе с самой толерантностью».


Нынешняя ситуация связана с десятилетиями геостратегических ошибок и контрпродуктивных войн. Вот лишь один из множества примеров (помимо Пакистана, Турции, бывшей Югославии, Македонии…): поддержка ЦРУ моджахедов-джихадистов в борьбе с Красной армией после вторжения СССР в Афганистан в 1979 году.


Эта близорукая в плане последствий операция заключалась в помощи группе исламистских фанатиков и представляла собой результат «антицивилизационной парадигмы», которая минимизировала значимость культуры и религии в качестве движущей силы. Эта модель все еще используется многими западными стратегами, которые сравнивают поддержку моджахедов с помощью «Контрас» в Никарагуа в 1981 году и польской «Солидарности» в 1980 году.


Подобное сравнение в корне ошибочно.


В отличие от фанатиков-моджахедов, «Контрас» и «Солидарность» не ставили перед собой тоталитарных целей, а лишь стремились избавиться от тирании.


Сегодня же нам нельзя допустить, чтобы внутренняя борьба в Вашингтоне помешала нам увидеть, что конфликт на самом деле гораздо шире (очередные теракты в европейских столицах становятся печальным тому подтверждением), и сформировать стратегию для спасения Запада от его главного врага на настоящий момент.


Подход должен заключаться в следующем:


— Перед тем, как начинать военные кампании во имя прав человека, нам следовало бы направить усилия на укрепление наших собственных ценностей и способствовать их принятию мусульманскими меньшинствами вместо того, чтобы отдавать эти сообщества на откуп радикальным исламистским организациям.


— Западу пора прекратить демонизировать собственную христианско-иудейскую европейскую идентичность и избавиться от мультикультуралистского экстремизма.

— Необходимо выработать новую стратегию, которая охватила бы весь Запад, позволила укрепить связь между США и Европой, а также привлечь к ней Россию (именно этого хотел бы Дональд Трамп, однако ему мешают демократы с выдуманным российским скандалом). Пора сосредоточиться на настоящем враге, том, кто берет нашу страну под прицел.


— Называть постсоветскую Россию главным врагом Запада, рассматривая при этом исламские суннитские монархии Ближнего Востока и неоосманскую исламистскую Турцию как союзников и друзей, это опасная геополитическая ошибка.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.