Одним из заметных событий уходящей недели, вызвавших широкий общественный резонанс, стало уничтожение легендарных граффити с Тарасом Шевченко, Лесей Украинкой и Иваном Франко на улице Грушевского, которые были нанесены во время Революции достоинства. Известные граффити, являющиеся частью экспозиции Музея Революции достоинства, были стерты с фасада магазина люкс-мебели «Эмпориум» по решению владельца магазина, поскольку являются, по его мнению, «типичным стрит-артом, который, время от времени, удаляют коммунальные службы».


Это действие, а впоследствии и неадекватное поведение владельца магазина, насмехавшегося и хамившего возмущенным украинцам в соцсетях, вызвали у патриотично настроенной публики прогнозируемое возмущение. В итоге, под магазином собралось более сотни активистов, своеобразно объяснивших владельцу, что он поступил не совсем благоразумно, приняв решение стереть дорогие многим граффити. У входа в салон, который, кстати, не был и пальцем тронут во времена противостояния евромайдановцев с «Беркутом», были подожжены шины, название залито краской, а витрины исписаны различными надписями и частично разбиты.


Вспыхнувшая после этого в соцсетях дискуссия по поводу адекватности реакции активистов продемонстрировала довольно серьезное расхождение взглядов и раскол общества по этому вопросу. Если одни горячо поддержали подобные действия, то другие выступили категорически против. Например, Святослав Вакарчук (украинский рок-музыкант, поэт, автор песен, лидер группы «Океан Ельзи» — прим. ред.) заявил, что, в итоге, «одним стыдом ответили на другой» и задался вопросом, когда же наше общество станет зрелым. На что был моментально жестко раскритикован значительным количеством комментаторов, не оценивших его призывы к взвешенности и зрелости.


Если честно, я даже не знаю, что здесь сказать. С одной стороны, с этими крайностями, когда при любом несовпадении оценок тех или иных событий, или расхождении позиции, предпринимаются радикальные действия, пора бы уже и заканчивать. А с другой, ну, как еще можно отреагировать на действия дурака, хамство которого и пренебрежительное отношение к другим, вызывает только одно желание — ответить ударом на удар. Да и вообще, сложно ожидать зрелости от общества в стране, где идет война, закон работает через пень-колоду, а коррупционеры чувствуют себя едва ли не лучше, чем при Януковиче. По-хорошему, в этой истории наказаны должны быть все. Владелец магазина за нарушение закона о статусе памятника архитектуры (он не имел права вообще что-либо изменять на фасаде здания, которое принадлежит государству, а он там всего лишь арендатор) и за уничтожение памятки истории. Активисты — за хулиганство и порчу чужого имущества.


Но больше всего в этой истории меня напрягла реакция генерального прокурора Юрия Луценко. Он сообщил, что по факту уничтожения граффити заведено дело, после чего перешел к прямым угрозам, заявив, что «бизнес вандалов из «Эмпориум» в ближайшее время тщательно проверят все государственные контролирующие органы». И это заявление пахнет очень плохо. Видимо, генпрокурор забыл, что он как раз должен отвечать за соблюдение законов в стране, а не использовать свое положение для расправ с неугодными ему представителями бизнеса, какими бы дураками они не были. Интересно, понимает ли Луценко, что угроза представителя власти натравить «все контролирующие органы» на предпринимателя могут иметь печальные последствия и явно не добавляют нам баллов в рейтинг Doing Business? Или для этого все же надо получить диплом о юридическом образовании?


Также на этой неделе внимание наших читателей было приковано к неожиданному заявлению хозяина Кремля Владимира Путина о согласии на введение на территорию Донбасса миротворческого контингента ООН. При этом он назвал ключевые требования — миротворцы должны быть размещены только на линии разграничения, решение этого вопроса должно произойти после разведения сторон и отвода тяжелой техники, для согласования всех нюансов участниками переговоров должны выступить представители так называемых ДНР и ЛНР. на Украине Путина, естественно, сразу заподозрили в шулерстве и стремлении таким образом сохранить и закрепить контроль над оккупированными российско-террористическими войсками территориями Донбасса и желании превратить эти территории в еще одно Приднестровье. Ему объяснили, что никаких миротворцев на таких условиях не будет, и быть не может.


Позиция Украины в вопросе размещения миротворцев следующая: контингент должен быть размещен на территории всего оккупированного региона и контролировать российско-украинскую границу, а не ту линию разграничения противостоящих сторон, которая была образована после кремлевской военной агрессии. Кроме того, никаких прямых переговоров с марионетками Кремля из «Л/ДНР» не может быть, поскольку это ведет к их легитимизации и превращению в одну из сторон конфликта, тогда как весь мир знает, что это не так.


В целом, позицию Украины поддержали как в Германии, так и в США. Там, в частности, отметили, что, конечно, приветствуют инициативу Путина об отправке миссии ООН на Донбасс и она «достойна рассмотрения», но сепаратисты права голоса на переговорах о такой миссии получить не могут, а миротворцы должны быть размещены на всей территории конфликта. В общем, судя по реакции Украины и международного сообщества, очередная попытка Кремля придать агрессии на Украине статус «внутреннего конфликта» и при этом не выводить войска РФ, на данный момент, с треском провалилась.


Однако необходимо понимать, что в условиях нерешенной проблемы выхода из тупика Минских соглашений и общей усталости Запада от конфликта, который ему хочется побыстрее замять, предложение Путина, перехватившего в деле «миротворчества» инициативу у Украины, может иметь продолжение.


(Публикуется в сокращении).


Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.