Несколько дней назад специальный представитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура заявил, что сирийская оппозиция должна признать, что она не выиграла войну против Башара Асада. Однако де Мистура забыл рассказать о причинах.


В 2013 году Башар Асад находился на грани краха, что побудило его использовать газ зарин в пригороде Дамаска — Гуте. В связи с этим бывший президент США Барак Обама принял решение вмешаться в ситуацию в Сирии. Это была не ИГИЛ и не «Джебхат ан-Нусра» (запрещены в РФ — прим. ред.). Они не достигли тех успехов, которых Асад достиг менее чем за год. Русские бросились спасать Асада и подкупать американцев и израильтян, избавлять Сирию от химического оружия и подписывать Конвенцию о химическом оружии. В результате через несколько месяцев Свободная сирийская армия рассеялась, а территория Сирии была поделена между ИГИЛ (Ракка, Дейр-эз-Зор, некоторые районы юга и Каламун) и «Джебхат ан-Нусрой» (Идлиб и другие районы Алеппо и Хамы). А группировки «Джейш аль-Ислам» («Армия Ислама») и «Файлак ар-Рахман» («Легион ар-Рахмана») объединись друг с другом.


Однако это не помешало Башару Асаду призвать русских для их непосредственного вмешательства в войну против сирийцев, чтобы те поддержали его режим. «Всего с начала военной операции ВКС России совершили более 28 тысяч боевых вылетов, нанесено порядка 90 тысяч авиаударов по позициям оппозиционных сирийских сил (в основном по гражданским объектам)», — сообщил начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ Сергей Рудской.


Президент Обама ужесточил свою риторику, но так и не приступил к реальным действиям. США отказались играть влиятельную роль на Женевских переговорах и политической арене, предоставляя поле для игры президенту Путину и верховному лидеру Ирана в лице Али Хаменеи, на котором они смогут играть, как им угодно. С другой стороны, региональные силы разделили сирийские вооруженные группировки и оппозиционные организации в соответствии с принципом квот. Институты оппозиции развалились (Национальная коалиция и Временное правительство), а вооруженные группировки начали убивать друг друга в большем количестве, чем это делал правящий режим, Асад и иностранные милиции.


Когда президент Трамп пришел к власти в США, он отменил все, что Обама принял во внутренней и внешней политике страны. Но его позиция по Сирии осталась неизменной. Трамп всегда обвинял Обаму в том, что он стал причиной катастрофы в Сирии, однако он забывает, что теперь именно он является президентом, а не Обама. Его долг состоит не только в выполнении своих обязанностей как президента США, но и как хранителя мирового порядка. Когда США нанесли ракетный удар по аэродрому «Шайрат» после химической атаки Асада в Хан-Шейхуне, все, включая русских и Асада, знали, что этот удар был спонтанным и был сделан под влиянием эмоций, что согласуется с кратковременной политикой Трампа, которая не обладает четкой и последовательной стратегией.


Глава Комитета по переговорам доктор Риад Хиджаб сделал заявление бесчисленным американским официальным лицам (при президентах Обаме и Трампе) и различным СМИ о том, что сирийская оппозиция готова участвовать в войне с терроризмом. Она готова взять на себя управление безопасными районами (или районами с эскалацией конфликта низкой интенсивности) во время «временного этапа», который обеспечил бы политический переход для страны из тирании и терроризма к плюрализму и демократии, основанной на правах человека, равном гражданстве, верховенстве закона и децентрализации. Однако противники оппозиционных сил редко прислушивались к ним и отказывались разрешать сирийцам из районов Ракка и Дейр-эз-Зор сражаться с ИГИЛ. Вместо этого они позволили русским, иранцам и остаткам армии Асада добраться до города Дейр-эз-Зор и занять Западный берег Евфратского бассейна, беспокоясь о том, кто будет противостоять им на восточном берегу Евфрата.

 

Один из руководителей вооруженной группировки «Джейш аль-Ислам» Мухаммед Аллюш на переговорах в Астане. 23 января 2017 года


Это никоим образом не означает, что сирийская оппозиция освобождает себя от ответственности за развитие событий таким постыдным образом. Во-первых, она делала ставку на свои решения за пределами Сирии. Во-вторых, она не смогла провести последовательный политический дискурс по текущим проблемам сирийцев. В-третьих, она не смогла представить себе день свержения Асада или уничтожение ИГИЛ. Наконец, оппозиционные силы были разделены и рассеяны, они обманывали и не доверяли друг другу, а потому были разобщены как физически, так и морально.


Сегодня нас мучает один важный вопрос: кто победил, а кто был побежден на сирийской войне? На вопрос, подразумевал ли он, что Башар Асад выиграл войну, де Мистура ответил: «Я не тот, кто пишет историю этого конфликта. На данный момент я не думаю, что какая-либо сторона действительно может объявить о победе в этой войне». Но, президент Сирии несколько недель назад объявил о своей победе языком фашизма, заявив, что Сирия «получила более здоровое и единое общество» в результате разрушительной войны. Кто проиграл и кто выиграл в сирийской трагедии?

 

Мы все знаем, что речь президента — шутка. Несомненно, и режим, и оппозиция потерпели поражение не только из-за превращения Сирии в зону разрушения, страха, убийств и эмиграции, а потому что их предприятия потерпели неудачу. Асад не смог удержать сирийцев в своем железном кулаке, а оппозиция не смогла свергнуть Асада и превратить Сирию в ту страну, к которой стремилась.


Если, как говорят многие лидеры и аналитики, то, что происходит в Сирии — это прокси-война, то главными победителями на сегодняшний день являются русские и иранцы. Крупнейшими проигравшими — администрация США, ее престиж, место на мировой арене и престиж ее союзников. Но, среди проигравших также есть те, кто мечтает о новой демократии в этой части мира.


В начале сирийской революции появилась прекрасная возможность устранить историческое недопонимание между сирийцами и американской администрацией и добиться исторического примирения между двумя сторонами. Это могло бы отразиться на прочном мире между Сирией и Израилем. Но эта возможность была потеряна из-за нежелания администрации Обамы и неспособности президента Трампа изменить политику США в отношении Сирии. Сегодня Иран находится в центре Дамаска и у ворот Израиля. Он готовится поддерживать власть семьи Асада, заявляя о своих интересах американцам, сирийцам и всему миру.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.